Примерное время чтения: 5 минут
42

Что мы думаем о подделках?

Этим вопросом озаботились Коалиция в защиту прав интеллектуальной собственности, Союз потребителей России и другие потребительские организации. Результаты исследования были представлены общественности на пресс-конференции.

Лекарства

СПЕЦИАЛИСТЫ решили выяснить, каков уровень недовольства потребителей в отношении подделок разных категорий товаров. Больше всего мы не согласны покупать поддельные лекарства. Собственно, чтобы утверждать это, можно было и не проводить опрос. Вообще многие из выводов исследования очевидны и открытием не стали. Например, три четверти респондентов согласились с утверждением, что "сегодняшние цены на лекарства неоправданно высоки". Практически все опрошенные считают проблему подделки медикаментов "особо важной" (90%) и "исключительно важной лично для них" (80%). Большинство уверены, что подделываются чаще всего "дорогие", "импортные", "пользующиеся наибольшим спросом" лекарства. Почти 90% сказали о том, что существующая информация о фальсифицированных медпрепаратах недостаточна.

Интересно, какие лекарства считают самыми подделываемыми. Чаще других назывались но-шпа (27,3%), аспирин, анальгин, валидол, сумамед, мезим-форте. Объясняется такой рейтинг просто. Чем больше какая-то фирма "засветилась" в СМИ, ведя борьбу с теми, кто незаконно использует ее торговую марку, тем чаще ее продукцию называли среди подделок. "В частности, одна фармацевтическая компания накануне исследования абсолютно законно отсудила у недобросовестного производителя свой товарный знак. Поэтому респонденты отметили эту фирму как наиболее часто подделываемую, - объясняет председатель Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. - Это сознание людей. Это нужно понимать, оперируя этими данными". То же самое касается и других товаров. Например, когда некая компания, производитель спортивной одежды, активно бомбила спортивный рынок, причем вместе с правоохранительными органами, пресса об этом много писала. Поэтому эта компания тожа попала в верхние строчки списка подделок.

Несмотря на несогласие с ценами, более половины опрошенных москвичей (54%) готовы платить больше за уверенность, что лекарство неподдельное. Наверняка в эту группу "согласных" не попали пенсионеры и жители удаленных от столицы регионов.

По словам представителя Госторгинспекции, за год рассмотрено 24 000 жалоб от потребителей на фальсифицированные лекарственные средства, которые на 99% удовлетворены в досудебном порядке. Члены Ассоциации фармацевтических производителей Америки считают, что реальная ситуация с подделками лекарств в России намного серьезнее. "Поддельные лекарства могут привести к развитию бактерий и вирусов, устойчивых к ним. То есть потенциально токсичные фальсификаты не только наносят непосредственный ущерб пациентам, но и приводят к более долгосрочным последствиям для здоровья населения в целом", - заявила заместитель вице-президента ассоциации Сьюзан Клинг Финстон.

Водку - нельзя, а другое можно?

СПИРТНЫЕ напитки среди самых недопустимых, по мнению граждан, подделок - на третьем месте после лекарств и продуктов питания. Что неудивительно. По данным Минздрава, в прошлом году 36,4 тыс. человек умерли из-за отравлений фальсифицированной водкой. Это на 8% больше, чем в предыдущем году. "У нас вообще умирают от поддельной водки примерно столько же, сколько от убийств", - заметил президент Союза потребителей России Петр Шелищ.

К другим подделкам, таким как одежда, обувь, видео- и аудиопродукция, программное обеспечение, население относится более лояльно. Конечно, обидно, когда обманывают, впаривая за фирменную вещь какой-нибудь "Китай" или "Вьетнам". Но четверть опрошенных честно признали, что намеренно покупали подделки, потому что они дешевле. Вот эта категория "несознательных" граждан вызывает у защитников прав интеллектуальной собственности наибольшую обеспокоенность. Они призывают покупателей к тому, чтобы пиратские записи, другая контрафакция стали для них таким же табу, как фальсифицированная водка и лекарства, поскольку "это одинаково аморально и преступно". Петр Шелищ высказался категорично: "Не следует, на мой взгляд, ждать, когда население созреет до того, что откажется покупать контрафактную продукцию. Нужно приучать насильно, как детей насильно приучают чистить зубы". Правда, серьезное препятствие для такого "воспитания" - низкий уровень доходов населения, который и толкает на покупку дешевых подделок. Это отметили и сами респонденты, отвечая на вопрос о причинах распространения контрафакции.

Тройная задача

ИДЕАЛ - то счастливое время, когда все покупатели, по неосторожности купив подделки, но вовремя распознав обман, будь то одежда, обувь, видео или лекарства, понесут их назад в магазины. Тогда подделок не будет. Но это идеал. Некоторые подделки, как уже говорилось, покупают сознательно из-за более низкой цены. Чтобы человек мог позволить себе только фирменные оригинальные вещи, он должен иметь определенный доход. А что касается поддельных лекарств, то и рады бы отнести назад (все-таки здоровье дороже), но фальсифицированные фармпрепараты очень трудно отличить от настоящих даже специалисту.

Чтобы искоренить подделки, нужно решить как минимум три задачи. Во-первых, информировать потребителей, давать четкие и ясные рекомендации, как отличить подделки. Многие покупатели уже знают о правах, данных им вот уже 11 лет законом "О защите прав потребителей", и активно ими пользуются. 40% опрошенных покупателей, обнаружив подделку, вернули деньги либо обменяли товар. Для тех, кто не знает, повторим: если контрафактный или любой некачественный продукт нанес вред здоровью, вы имеете полное право обратиться в суд и взыскать все убытки - как стоимость самого товара, так и стоимость лечения, а также получить компенсацию морального вреда. Во-вторых, нужно добиваться снижения цен на оригинальную продукцию. В-третьих, необходимо соответствующее законодательство. "По данным Генпрокуратуры, в 2000 году было заведено более 400 уголовных дел, - сообщил президент Союза потребителей России Петр Шелищ. - На последней коллегии министерств я слышал уже цифры 2000 с лишним. Понятно, что это ничто по сравнению с реальными масштабами контрафакции. До суда доводится малая доля из возбуждаемых дел. Реальной угрозы наказания нарушителей сегодня нет".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно