Примерное время чтения: 4 минуты
62

О чем тоскуют пенсионеры? Или тоска по литературе

Трудно представить себе более читающую страну, чем Россия. До недавнего времени так и было. Но... с начала 90-х годов прошлого уже века огромная масса активных читателей из числа читателей насильно исключена. Почти исключена. Это в прямом смысле - драма, если не трагедия, для большинства пожилых людей.

Вадим Георгиевич ШАХОВ (пенсионер, по профессии - актер):

- Пенсия? Что пенсия... Мы - дети войны. Я помню - какого цвета были карточки. Я приспособлюсь - переживу. Но деньги позволяли мне раньше выписывать все наши толстые журналы, да еще "Литературную Грузию", "Байкал", "Даугаву", "Книжное обозрение". Сейчас мы этого себе не можем позволить. Человек не в состоянии себе купить книгу! Дувакин, например, "Беседы с Бахтиным" - 175 рублей. Надежда Мандельштам - "Вторая книга" - 250 рублей. Шеститомник Хлебникова - каждый том по 200 рублей. Это же не Маринина, не Дашкова, не Акунин. Невозможность приобретать книги оскорбляет, унижает, духовно убивает. Человек начинает себя чувствовать ущербным.

Вы можете себе представить что такое продавать любимые книги, за каждой из которых история? Я помню, как много лет назад купил книгу Саши Черного, как трясся над этой книжкой, как радовался, что мне повезло ее достать. И вот я должен нести ее продавать - как своего ребенка. Продать любимую книгу, чтобы вставить два зуба. Как сказочно богата наша страна, как бедно мы живем.

Галина Семеновна ТИШИНА (пенсионерка, по профессии - инженер):

- И Бог с ними, с Пелевиными и Акуниными. Но есть ведь, остались любимые толстые журналы - "Новый мир", "Знамя", "Дружба народов". Подписаться на них - непозволительная роскошь. Да и с лотков они пропали. Купить в розницу - нельзя. Иногда захожу в библиотеку - полистать. Но ведь это - на бегу, вскользь, не то что дома - в своем кресле со своей чашкой чая, вечером... Есть у нас литература, всегда была и никуда не могла исчезнуть! В этом я убеждена! Просто нет у нее возможности встретиться со мной - с читателем. Кто виноват и что делать? - вечные русские вопросы. На эти "вечные русские вопросы" мы попросили ответить главных редакторов двух всеми любимых "толстых журналов". Главный редактор журнала "Дружба народов" Александр ЭБАНОИДЗЕ.

- Причины две, я думаю. Одна простая - экономическая, технологическая. За годы экономических реформ вздорожало производство журналов из-за повышения цен на энергоносители, на бумагу и так далее. И очень обеднел потенциальный читатель журнала - интеллигентный человек, которому эта духовная пища нужна и важна. Наше дело было атаковано на двух уязвимых флангах, в общем-то, к литературе отношения не имеющих. Это одна причина. Но есть, конечно, и другая. Общество, которое так много надежд связывало с реформами, с преобразованием страны, и которое убедилось, как мало кому эти реформы что-то дали и принесли положительные результаты,.. это общество разочаровалось в идеологии и, в конечном счете, в слове.

Главный редактор "Нового мира" Андрей ВАСИЛЕВСКИЙ:

- Наибольший взлет тиражей "толстых" журналов пришелся на конец 80-х, то есть на перестройку. Как все помнят - это были последние годы социалистической экономики, когда у людей были свободные деньги, а товар, в том числе книги, был в дефиците. Поэтому, когда были сняты ограничения на подписку, тиражи литературных журналов резко взлетели вверх. Начало падения тиражей литературных журналов совпало с началом экономических реформ в России, когда рынок стал наполняться товаром и услугами, а в дефиците оказались деньги.

Разумеется, можно обратиться в библиотеку. Так многие и делают. Но читать журнал в читальном зале или взять его на несколько вечеров домой - это не то же самое, что иметь свой личный экземпляр. Разрушается необходимая интимность в общении читателя со своим любимым журналом. По сути дела разошлись понятия "читатель" и "подписчик", хотя когда-то это было единое целое.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно