Примерное время чтения: 5 минут
134

"Eсли звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?" (12.08.2004)

Окончание. Начало в "АиФ. Долгожитель" N 14

Крушение надежд

ПОЧТИ все губернаторы являются олигархами, но тщательно скрывают это, что так возмущает губернатора Санкт-Петербурга В. Матвиенко, которая гневно выступила по этому вопросу на заседании Государственного совета. Поскольку закон запрещает им заниматься коммерческой деятельностью, хитроумные губернаторы передали свои активы женам, детям и родственникам, через которых управляют этими активами, всячески способствуя тому, чтобы родственники получали по этим активам наибольшие прибыли за счет обеспечения их региональными заказами на "взаимовыгодных" условиях. Пример в этом деле показал еще В. Черномырдин, который, став премьером, передал свои активы детям. В результате его "командировки во власть" акции "Газпрома" подорожали чуть ли не в двадцать раз.

В первые годы реформ у многих людей, оказавшихся за чертой бедности, была надежда: жизнь наладится. Но увы! Растет застойная бедность. То есть растет количество тех, у кого она беспросветна и нет никаких шансов из нее выбраться. Это семьи, живущие на пенсию или зарплату. Как правило, в них много иждивенцев: детей, стариков, больных. Что со всем этим делать, всем вроде бы ясно: надо повышать зарплату и пенсию. В разы. Сегодня реальная зарплата составляет лишь 35% от уровня 1991 года. Из-за этого и экономика страдает - не для кого производить товары. А тем временем последствия повальной бедности представляют угрозу национальной безопасности: они вызывают рост смертности, ухудшение здоровья, катастрофический рост алкоголизма, наркомании, беспризорности детей. Печальная картина...

Кто-то теряет, кто-то находит

С ИНФЛЯЦИЕЙ можно справиться очень просто, и весь мировой опыт подготавливаемой на научной основе либерализации цен свидетельствует об этом. Необходимо только желание проводить реформы не за счет народа, а для народа. Для процветания рынка покупатель на нем должен быть "королем", то есть иметь в избытке свободные средства. И он должен сам отдавать свои свободные средства за то, что ему нравится. А если и без того ограниченные средства у него изымаются только на необходимые для жизнедеятельности продукты, то они уже никак не свободные и процветания не получится.

Впервые с такой проблемой столкнулся Л. Эрхард при проведении финансово-экономической реформы 1948 года в Германии. Вернее, он ясно предвидел возможность ее появления и предпринял действенные меры, добившись принятия жесткого закона против произвольного повышения цен. В результате цены выросли не в 2-4 раза, как предрекали его критики, а на несколько процентов и инфляция упала примерно до такого же уровня. Причем в той же пропорции выросла и заработная плата, которая в дальнейшем росла в основном за счет повышения производительности труда.

Выступая с ежегодным посланием 26 мая 2004 года, В. Путин поставил перед правительством цель довести инфляцию, как в развитых странах, до 3-5%. Сидящие в зале министр экономического развития и торговли Г. Греф и министр финансов А. Кудрин переглянулись и скептически улыбнулись: при нынешнем законодательстве президент поставил перед ними неразрешимую задачу. В 2003 году Дума приняла поправку к Федеральному закону "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", согласно которой срок действия тарифов не может быть менее года, а их предельный уровень не может превышать уровня инфляции. Таким образом, депутаты пытались снизить инфляцию, которая возрастает после роста тарифов. Но затраты на энергоносители составляют не более 20% в себестоимости изделий, а основная причина инфляции совсем другая: высокая криминализация страны. Снижение инфляции в этом году, по-видимому, может достичь запланированных 10% (что еще весьма проблематично), но на этом рубеже оно остановится. И для того, чтобы перейти этот рубеж, необходимо принять закон "против произвольного повышения цен", согласно которому цены могут быть повышены не более чем на 20% от величины повышения тарифов на энергоносители. Мало этого: необходимо, как в свое время сделал Рузвельт, организовать федеральное агентство по контролю за повышением цен (!), которое бы отслеживало выполнение этого закона (в России законы исполняются плохо, все стараются жить по "понятиям").

Наши потери для развитых стран превращаются в приобретение. Дело в том, что россияне, не доверяя своим "деревянным", хранят деньги в иностранной валюте, чаще всего в долларах, и в основном не в наших банках, а в зарубежных. За годы реформ из страны, только по данным Центробанка, официально было вывезено 152,8 млрд. долл., а неофициально в кейсах через границу было переправлено в два раза больше. Эти полтриллиона долларов, хранящиеся в банках развитых стран, инвестированы в развитие их экономики. Да еще полтриллиона долларов развитые страны сэкономили на контрабанде и демпинговых ценах российских продавцов ресурсов, которые стремятся сбывать их как можно быстрее по бросовым ценам, поскольку не уверены в завтрашнем дне. Так, развитые страны поимели от нас ни за что ни про что триллион долларов. Кроме того, Россию за это время покинул миллион ученых, инженеров, врачей, спортсменов, подготовка каждого из которых обошлась стране в среднем в 250 тысяч долларов. В развитых странах подготовка специалистов такого уровня обходится в миллион долларов. Таким образом, мы подарили развитым странам еще триллион долларов. И еще триллион долларов дали конверсия, снижение оборонных расходов. Вот уж воистину: кто-то теряет - кто-то находит.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно