Примерное время чтения: 6 минут
174

Ай да Юрка, ай да молодец!

Всем нос утер

СЛУШАЯ моего друга, известного спортивного фотокора из Москвы Юрия Тутова (до недавнего времени мы с ним вместе работали в газете МВД РФ "Щит и меч"), я думал о том, что это, конечно же, нонсенс, то, что с ним произошло 20 лет назад.

В ту далекую пору начинающий фотокорреспондент взял и послал одну из своих работ прямиком на Международный фотоконкурс спортивных репортеров. Да не куда-нибудь, а в Париж! Прочитал в газете условия, посчитал, что он им вполне соответствует, и вперед. Сам. Без всяких рекомендаций, характеристик, разрешений, согласований... В то время столь непременных и обязательных.

И стал ждать ответа. Или привета, что уж там придет.

Где-то через месяц - полуночный звонок:

- Юрка, ты в Париж ничего не посылал? - Хоть и спросонья, но Тутов не мог не узнать хрипловатый голос Мстислава Баташова из журнала "Физкультура и спорт", мэтра спортивной фотожурналистики.

- Пос-сыла-ал, - спросонья промямлил Тутов.

- Ну так пляши! Ты первый приз взял! Сейчас "Голос Америки" передал...

В эту ночь Юра, понятное дело, уже не спал. До утра мысленно прокручивал все варианты поздравлений, которые обрушатся на него с завтрашнего... нет, уже с сегодняшнего дня. Жалко, смокинга нет, а то ведь могут и в Кремль пригласить, в Георгиевский зал, банкет могут устроить руководители партии и правительства в честь героя. Страну Советов ведь на весь мир прославил! Всем нос утер! Ай да Юрка, ай да молодец!

А вы кто такой?

РАНО утром - звонок:

- Товарищ Тутов? Вам нужно срочно явиться в спорткомитет, кабинет номер пять. Срочно!!!

"Ну все, началось! - подумал лауреат. - Теперь покоя не дадут: визиты, приемы, очерки, портреты, интервью, награды..."

Выглянул во двор. "Чайку", жлобы, не подали. А могли бы и подать. Пришлось ехать на трамвае навстречу своей славе новоиспеченному герою.

В спорткомитете героя встретили почему-то без цветов, без аплодисментов и даже без шампанского. Короче, никак не встретили. Со смутным предчувствием подвоха вошел в названный кабинет, а ему там прямо с порога:

- Кто вам разрешил посылать фото в Париж? - Сухой, противный очкарик был лаконичен и конкретен до предела.

Даже не встал перед лауреатом, нахал, руку не протянул.

- А кто мне запрещал? - удивился Юрий. - Моя работа, куда хочу, туда и посылаю.

- Тут вопросы задаем мы! - жестко одернул его очкарик. - А вы четко отвечайте и без комментариев. Почему не поставили никого в известность? Почему никому не показали то, что посылали? Кто вам дал такое право?

- А что случилось-то? Я, между прочим, первый приз в Париже взял! - решил-таки прихвастнуть Юрий (может, они еще не в курсе?). - Могли бы и поздравить лауреата...

- Поздравим-поздравим... - как-то не очень по-доброму сказал очкарик и продолжил: - У нас есть Баташов, мы Баташова знаем, а вы кто такой? Вы откуда взялись? Вы подорвали авторитет нашей страны! Вы всех нас опозорили! Втоптали в грязь! Нам из КГБ (он вдруг перешел на шепот)... уже звонили по этому поводу...

Жуткое слово "КГБ" он произнес с весомым придыханием.

Я больше не буду

У ЮРЫ отпала челюсть. С КГБ шутки плохи. Но что случилось? Он ничего не мог понять!

- Вы где откопали эту... уродину? Эту гориллу! - Очкарик продолжал свой допрос. - Вы что хотели этим самым показать? Вам потому и первый приз дали, что вы всех нас в грязь втоптали! 200 миллионов советских людей, всех до единого!

О-го-го... Это уже не шутки.

Юра отлично помнил сюжет снимка, отправленного в Париж: Ульяна Семенова, наша центровая, рост 210 см, а рядом с ней юркая, стройная, изящная американочка (всего-то 180 см) ловко обходит с мячом неуклюжую дылду с растопыренными руками... Блин, действительно ведь могут пришить антисоветчину...

- Вы хотели НАС показать эдаким тупорылым, дубовым быдлом, а ИХ...

- Да ничего я не хотел, - взмолился Юрий, - отпустите меня домой... К маме... Я больше так не буду...

Как ни странно, его отпустили. И даже оставили в покое. Никуда больше не вызывали. Наверное, поняли, что совсем не хотел пацан подрывать авторитет и могущество нашей страны, просто так случайно получилось. Совпало. Да и никакой тут идеологии, обыкновенный спорт.

И стал Юра дальше жить-поживать да добра наживать (в смысле копеечные гонорары из родной редакции), пока не пришел из Парижа финансовый запрос: "На какой счет вам первый приз высылать?"

На Внешэкономбанк, естественно, решил Тутов, чтобы снова не вляпаться в историю.

Бедный-бедный Юрик! Знал бы он, как наш отечественный экономбанк распоряжался наградной валютой своих героических сограждан! Да на те 8 тысяч франков, что ему причитались, Тутов мог бы справить себе не только смокинг от Версаче, но еще и парочку "Торнадо" от Форда, а ему после наших банковских перерасчетов с соответствующими вычетами выдали на руки... стыдно сказать... ну, в общем, на то, чтобы "вмазать" как следует как раз хватило.

Выпил Юра, то ли с горя (ограбили ведь!), то ли с радости (лауреат все-таки!), можно сказать, прилично и неровной походкой побрел домой, прижав к груди роскошный диплом с золотой медалью.

У метро его остановил постовой милиционер.

- Друг, какой нынче праздник?

- Во какой! - Юра протянул постовому диплом с медалью.

Тот внимательно изучил "документ", пощупал медаль, поцокал языком и изрек гениальную фразу:

- Ну-у, братан, по такому поводу не грех и нажраться!

- Ну так вот я и... так сказать... соответственно. Считай, на все 8 тысяч франков.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно