Примерное время чтения: 6 минут
74

Цена мозгового вопроса

Потери России от "утечки мозгов" и оттока ноу-хау уже превысили $1 трлн. В то же время рубль, вложенный в нашу образовательную систему, дороже любой валюты. Но российские капиталы не идут в эту сферу. По прогнозам специалистов это создает реальную угрозу для национальной безопасности нашей страны.

ДЛЯ эффективного развития экономики в современном обществе число работников с высшим образованием или с научными дипломами должно составлять 60-90%. У нас же ситуация прямо противоположная. Сейчас только 15% взрослого населения России имеет оконченное высшее образование. Более того, число россиян, прошедших через тюрьмы, также составляет около 15%. По словам Олега Смолина, заместителя председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, "за последние годы мы более чем в 2 раза сократили количество людей, работающих в науке". В то же время в развитых странах "основными производителями национального дохода являются не недра, не ресурсы, не токари, не слесари, а именно знания", - продолжает вслед за депутатом Виктор Тихомиров, ректор МЭСИ. А что происходит в нашей стране сегодня?

"У кого здесь нет научной степени?"

Как сообщил Олег Смолин, согласно подсчетам Российского фонда фундаментальных исследований, только "за первую половину 90-х годов из страны выехало не менее 80 тысяч ученых, а прямые потери бюджета составили не менее $60 млрд. - это мы проинвестировали наших коллег с Запада". Но еще более шокируют оценки других ученых.

"Если бы те специалисты, которые выехали за границу, готовились в университетах США и Западной Европы, то на их подготовку пришлось бы потратить более $1 трлн., - утверждает Владимир Зернов, ректор Российского Нового Университета, председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России. - Если эти деньги положить в банк, то за год мы отдали бы весь внешний долг России. При этом мы бы жили лучше, чем любая нефтедобывающая страна". Но эти оценки не учитывают прямые потери и упущенную выгоду от оттока ноу-хау.

Несмотря на столь "богатый" опыт, принимаемые сегодня большинством чиновников и депутатов решения отнюдь не в пользу отечественной образовательной системы и науки. Олег Смолин рассказал о легенде, которая ходит среди ученых: "Однажды Виктор Черномырдин на заседании правительства РФ спросил: "У кого здесь нет научной степени?" Ни одной руки не поднялось. "Так за что ж вы так науку не любите?" - спросил премьер-министр.

Не наша "наша половина"

"Многие наши соотечественники, отправляя своих отпрысков учиться на Запад, в первую очередь в Америку, получили довольно печальное представление об образовательной системе этой страны, где деньги вовсе не являются решающим фактором, - говорит известный ученый Сергей Капица.

Несмотря ни на что, выпускники российских вузов, например в области точных наук, остаются одними из лучших в мире. "Мы по-прежнему продолжаем готовить чуть меньше половины физиков и математиков hi-класса во всем мире. Много это или мало? Я считаю, что более чем достаточно, и именно это определяет лицо нашего с вами Отечества, - говорит Владимир Зернов. - Если посмотреть, как мы готовим, какие затраты несем, то оказывается, что рубль, вложенный в систему образования России, дороже доллара и валюты любой другой страны мира. Это говорит о потенциале нашей системы образования, о том, как она может развиваться".

Действительно, сейчас на всех уровнях власти обсуждается модернизация нашей образовательной системы. "Я состоял в рабочей группе, которая готовила материалы на Госсовет Минобразования, и хочу сказать, что единственный вопрос, по которому было единое мнение, это то, что наше образование было, есть и остается концептуально лучшим в мире, - продолжает Владимир Зернов. - Проблема, которая при этом возникает и которую необходимо решить, - ресурсная привлекательность отечественной высшей школы. Как сделать так, чтобы сюда потекли финансы?"

Платные содержат "бесплатных"

"Экономить на науке - все равно, что топить ассигнациями", - перефразировал известные слова Дмитрия Менделеева депутат Олег Смолин. Но сейчас проводится в жизнь именно этот подход. "Чтобы подготовить сегодня одного специалиста в области информатики - программиста, электронщика, конкурентоспособного на рынке труда, - нужно затратить порядка $20-25 тысяч в год, - говорит Виктор Тихомиров, ректор МЭСИ". При этом в России государство выделяет из бюджета на одного студента только $500 вместо положенных $20 тысяч. В то же время, себестоимость, в расчете на одного студента, составляет примерно $2500 в год. По расчетам Виктора Тихомирова, получается, что на одного бюджетного студента вуз должен заработать $2000.

Откуда взять такие деньги? Сейчас логика "развития" науки и образования такова. Условия недофинансирования заставляют вузы увеличивать количество платных мест. Другими словами, деньги на образование студентов-бюджетников и на развитие вуза берутся из карманов платных студентов. Дальше - больше. Платное обучение, на которое толкает вуз само государство, рассматривается им как любая другая коммерческая деятельность, с которой нужно брать налоги в казну. Но "не может быть равенства между Академией наук и Газпромом, между школой и какой-нибудь нефтяной компанией", - считает Олег Смолин. Государство же считает иначе и изымает последние льготы по налогам у науки, образования и у других организаций некоммерческого сектора. А после этого делает следующий шаг - планирует еще примерно на миллиард рублей уменьшить финансирование системы образования. Логика простая - мало платите в казну, нет от вас никакой прибыли - не получите и денег.

Где выход из этого тупика? Их два. Первый и самый простой. Продолжать и дальше идти намеченным курсом. Это значит, что вопрос о прибыли по-прежнему будет рассматриваться на уровне дохода каждого отдельно взятого образовательного учреждения. Но это по сути приговор на умирание российской науке. Есть и другой путь - решать задачу эффективности образования и науки в масштабах страны, с учетом ее интересов в целом.

"Подобные проблемы не могут не волновать всех, кто озабочен будущим нашей страны, у которой есть серьезные традиции, - говорит Сергей Капица. - Я уверен, что тут дело не в деньгах, а в политической решимости. Речь идет не об инженерных кадрах нашей страны, а об управленческих и в первую очередь о научных, которыми определяется потенциал нашего образования".

(по материалам журнала "В мире науки")

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно