142

На горбатом "Москвиче" с Красной площади до Елисейских Полей

ПАРИЖСКУЮ публику трудно чем-либо удивить. Но при виде этой машины на улице прохожие невольно замедляют шаг. "Москвич" - гордо красуется хромированная надпись на бампере. 400-я модель 1953 года выпуска. Такую и в России-то редко встретишь!

ВЛАДЕЛЬЦУ "москвичонка" Мансуру Базукову нравится эпатировать парижан. Например, остановиться у обочины на Елисейских Полях - вроде как двигатель заглох. Выйти из машины и эффектно завести ее рукояткой. Такое зрелище собирает целые толпы. Или еще: усадить на пассажирское сиденье друга, дать ему в руки запасной руль и на поворотах крутить рули в разные стороны. Эта шутка повергает проезжающих мимо водителей в шок.

Базуков - русский хоккеист-профессионал и коллекционер старинных автомобилей - живет во Франции уже 15 лет. В 1989 году он был в первой шестерке советских хоккеистов, уехавших работать за рубеж. Крутов, Макаров, Фетисов, Ларионов стали игроками НХЛ, Анисин (отец фигуристки Марины Анисиной) заключил контракт в Италии, Базуков начал тренировать французов.

За год до отъезда хоккеист купил в Москве свою первую машину - "Москвич-400". Эта марка и ее последователь - "Москвич-401" были первыми "народными автомобилями" СССР. Первый "Москвич-400" сошел с конвейера в 1947 году. Это была копия немецкой модели 1936 года Opel Kadett (оборудование завода было вывезено из Германии в СССР после войны). В 1954-м на Московском заводе малолитражных автомобилей модернизировали "четырехсотый": увеличили мощность мотора с 23 до 26 лошадиных сил, перенесли рычаг коробки передач на рулевую коробку, а стояночный тормоз - под переднюю панель. Так появился "Москвич-401". Обе модели стоили 8 тысяч рублей (при зарплатах рабочих и служащих в 600-900 рублей в месяц). "Победа" в то время стоила 16 тысяч, а ГАЗ-12 ЗИМ (правительственная машина, прозванная в народе "членовоз") - 40 тысяч рублей.

"Москвич-400", который приобрел Мансур, верой и правдой служил своему первому хозяину 35 лет.

- Когда он продавал мне машину, сказал со слезами на глазах: "Она мне дороже, чем жена". "Москвич" был в отличном состоянии, все детали оригинальные, запас запчастей. Но поездить на нем не удалось - я уехал из страны. Летом 1992-го вернулся домой в отпуск. И зародилась шальная мысль: поехать на "Москвиче" в Париж. Авось дойдет?

Мансур стал готовиться к путешествию: получил транзитные визы стран, через которые пролегал маршрут, подладил машину. 13 августа в шесть утра "Москвич-400" стартовал с Красной площади и взял курс на Эйфелеву башню. Мотор в 23 лошадиные силы позволял разгоняться до 70-80 км/ч.

Галопом по Eвропе

ЧЕРЕЗ 600 километров с авто приключилась первая беда - пробило прокладку головки блока цилиндров. Серьезная поломка поставила путешествие под угрозу. Помог совет бывалого дальнобойщика - прокладку не заменять, а поставить ее на солидол. С неисправным двигателем "Москвич" продолжил пробег. Горючее для машины - бензин 76-й марки - в Союзе продавалось свободно, на заправках Европы его было не достать. Запасы родного топлива кончились в Германии. "Москвич" беспомощно остановился у обочины. До Лейпцига оставалось пять километров.

- Выручил меня один немец: подтащил на тросе до первой заправки. Я немецкий язык не знаю, объясняю ему на пальцах: 76-й бензин нужен! А он мне 97-й заправляет. Я показываю: мотор бабахнет! Но немец не послушал, залил полный бак, презентовал коробку пива. Махнул рукой: "Форвард!" Честно говоря, заводить машину было страшновато. Могло рвануть, все-таки разница в горючем в 20 октановых чисел! Но пронесло. Так и заправлялся 97-м до самого Парижа.

Проезжая Швейцарию, путешественник заехал к старому другу Игорю Ларионову. Звезда мирового хоккея тогда жил с семьей в Лугано. Увидев в окно авто, Ларионов покатился со смеху. Пять лет назад в Москве он присутствовал при его покупке и вряд ли надеялся встретить на швейцарской земле.

Повсеместно в странах Европы наш "москвичонок" вызывал восторг и уважение публики. Во время стоянок вокруг машины собирался народ. Угощали усталого водителя бутербродами, предлагали помощь и часто действительно выручали. В первом же пограничном городе Италии "Москвичу" потребовалась срочная дозаправка. На бензоколонке автомат принимал к оплате только лиры - 10-тысячные купюры. Где обменять валюту? Базуков в растерянности стоял около заправочной станции. Неожиданно подошел молодой итальянец. Узнав, в чем проблема, молча заправил авто на 30 000 лир. Отказался от долларов и даже от подарков.

В багажнике "Москвича" Мансур вез русские сувениры: икру, водку, черный хлеб, матрешек... Все это пригодилось в Милане. В семь вечера при 40-градусной жаре в машине полетела водяная помпа. Один из любопытных прохожих оказался механиком. Джузеппе наутро собирался с семьей в отпуск, но бросить в беде редкую машину и ее хозяина не смог. Завез "москвичонка" в свой гараж. Два часа автолюбители возились, меняли помпу. После поднялись в дом к Джузеппе. Русский путешественник подарил его жене и пятерым детям восьмиместную матрешку, а на фуршет к хозяйскому "Chianti" добавил водку и икру. Незнание итальянского языка не помешало общению: вечер прошел в тостах за мир и дружбу народов.

Последнее испытание выпало на долю путешественника уже около французской границы. Ночью, в страшную грозу, навстречу "Москвичу" шел мощный грузовик. Воздушной волной у "москвичонка" сорвало капот. К счастью, сзади не было машин и никто не пострадал. В кромешной тьме под проливным дождем Мансур искал капот на ощупь. С трудом закрепил его и кое-как добрался до ближайшего гаража.

Дошла, родная!

БАЗУКОВ ехал по Европе в нечеловеческом режиме. По 16 часов за рулем! Ночи проводил в машине, спал, скрючившись, на переднем сиденье. "Отель "Калифорния" пять звездочек" - так прозвал он эти ночевки. 19 суток в пути, 4000 километров, 3400 из которых - с пробитой прокладкой. Из-за поломки машина "сожрала" почти 30 литров масла!

Но вот впереди Париж. Сердце водителя бешено заколотилось от волнения - впереди показался шпиль Эйфелевой башни.

- Я не мог поверить, что добрался! Заехал прямиком под башню (тогда там была бесплатная парковка), вышел, встал перед машиной на колени, поцеловал: "Мы дошли, родимая, дошли, старушка!" Достал из салона приготовленную бутылку водки, оросил машину, сам глотнул из горлышка. Вокруг нас ажиотаж, туристы фотографируют... А у меня - слезы счастья. И такая гордость за нашу страну, за наши советские машины, такая благодарность людям, которые этот "Москвич" собирали! "Спасибо, - кричу, - мужики! Вы - герои! Ваша машина дошла!"

В Париже "Москвич" быстро заметили: русского хоккеиста пригласили вступить в клуб любителей раритетных автомобилей. В 1995 году Мансур Базуков и его дочь Ксения впервые приняли участие в автопробеге Париж - Реймс - Париж. С тех пор хозяин "Москвича" пропагандирует советскую технику на всех мероприятиях клуба. Не раз поступали просьбы продать машину. Но Мансур отказывает: "Не могу, душой прикипел!" Хотя содержать авто в Париже ему стало трудно.

Несколько лет подряд раритетный автомобиль опекало российское посольство в Париже - разрешало хранить машину в своем гараже. Нынче новое руководство выставило пятидесятилетнюю старушку на улицу - не посольская машина, не положено.

- Обидно, ведь это не просто автомобиль. Это наша гордость российская! Меня полицейские на улицах останавливают, интересуются - что за машина? Я говорю: "Советская, 1953 год, оригинальная сборка!" Полицейские честь отдают. А "Москвич" стоит на обычной парковке, ржавеет, птицы на него гадят. Машины рядом паркуются, бьют то передний, то задний бампер. Пару раз форточки взламывали. Я в салоне специально клюшку храню - от хулиганов обороняюсь.

Доставив "Москвич" в Париж, Мансур не угомонился. Следом из Москвы во французскую столицу коллекционер пригнал вторую свою машину - "Победу" 1954 года выпуска. Старушка прошла 3500 километров за трое суток. "Победу" пришлось оставить на хранение приятелю в Провансе. Еще один "Москвич-403" благополучно дошел из Москвы до Вероны, но там сломался. Починить не удалось, пришлось оставить авто на родине Ромео и Джульетты до лучших времен.

В Москве у Мансура осталась "Победа" 1956 года и новое приобретение, о котором коллекционер говорит с трепетом, - "Москвич-400" 1947 года, порядковый номер выпуска - 392. Три года коллекционер уговаривал хозяйку продать эту машину. Этим летом она сдалась. Теперь Мансур мечтает купить ЗИМ и пройти на нем по уже известному маршруту Москва - Париж. Но это будет уже совсем другая история.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно