Примерное время чтения: 5 минут
183

О чем мечтают в тюрьме?

БОЛЕЕ 100 лет назад в Берлине открылась самая большая в Германии "королевская" тюрьма Тегель (Königliches StrafgefКängnis Tegel). Сейчас здесь более 1700 заключенных, треть из которых иностранцы, и около 700 сотрудников.

ОГРОМНАЯ территория тюрьмы площадью около 130 000 м2 окружена высокой бетонной стеной, достигающей местами 11 метров в высоту. Вокруг - 13 охранных вышек. Двуглавая церковь с часами расположена напротив центральных ворот. Большинство кирпичных построек, в которых живут и работают заключенные, сохранилось с прошлого века. Булыжные мостовые, каменные дорожки, лужайки и газоны, небольшой пруд - все здесь ухожено и едва ли напоминает место тюремного заключения.

В корпусе номер 5, отстроенном в начале 80-х, отбывают многолетнее или пожизненное заключение те, кто осужден за тяжкие преступления - убийства, ограбления, разбой. Всего 196 заключенных в возрасте от 25 до 80 лет.

В просторном холле за стеклянной перегородкой сидит охрана. От красных решетчатых ворот начинается длинный коридор. На стенах - картины. По обе стороны коридора расположены одиночные камеры заключенных.

Пельменей бы...

В КОМНАТЕ для свиданий с решетками на окнах меня встречает высокий темноволосый молодой человек в спортивном костюме.

Сорокалетний Владимир Белов родился в Виннице. После службы в армии переехал в Челябинск, где работал таксистом. В январе 2002 года Владимир приехал к знакомым в Берлин по гостевой визе. В один из свободных вечеров, выпив лишку, подрался... "После драки я ушел домой. А человек, с которым я подрался, умер в больнице. За непреднамеренное убийство я получил десять лет. По плану в январе 2012 должен выйти на свободу".

Владимир работает в столярных мастерских, в свободное время изучает немецкий язык и занимается спортом.

"Любому человеку, если его посадить в закрытую комнату, станет не по себе. К этому добавляется ожидание суда и наказания - бог его знает, что там будет? Сложно мне было. Но человек ко всему привыкает. Здесь не самые страшные условия. Думаю, любой русский бомж с радостью согласился бы на них и сказал бы: я буду здесь жить, пока не умру... В одиночной камере никто не "достает". Кормят отлично. Диабетики получают диетическое питание, у мусульман в рационе нет свинины. Можно и самому готовить. За работу мне платят почти 300 евро. Конечно, не наличными, денег при себе иметь не разрешается. Они у нас виртуальные. Но каждый может заказать себе все необходимое - будь то продукты, одежда, телевизор или книги. Единственная трудность - попасть на работу. Безработных здесь почти 40%. Сидишь, ждешь, хоть куда готов пойти. Я вот в столярке оказался".

"Иногда нападает тоска, мечтается о чем-то. О чем можно в тюрьме мечтать? ...О свободе, естественно. В баню бы сходить да штучек сто пельменей маленьких съесть... Но тюрьма есть тюрьма. Я осознаю, где нахожусь и какое отношение должно быть ко мне - не лучше, не хуже". У Владимира в Челябинске осталась 13-летняя дочь, она живет у его родителей, с женой он в разводе. С дочерью он переписывается, по возможности звонит ей и родителям в Челябинск.

Чтобы почаще приходил русский священник...

"ЗДЕСЬ не важно, русский ты или нет. С одной стороны от меня живет немец, с другой - турок. Служащий одинаково для всех открывает дверь. Обед тоже всем приносят. Для закона все одинаковые. Человек умер - случайно или нет... - я виноват... Надо было раньше думать. Естественно, я сожалею о том, что произошло, ведь ничего уже не изменишь, назад не повернешь... Чего хочется? Хочется, чтобы почаще русский священник приходил. Здесь много людей, которым что-то непонятно, которые хотели бы общаться со священником. Что мне здесь не нравится? Вон, смотрите... - Владимир показал из окна на одноэтажное здание. - Перед нашим корпусом - дом для тех преступников, которые детей насилуют. У них условия еще лучше, чем у нас. Немцы их считают больными людьми. Посадят преступника на два-три года, выпустят через полтора, а он потом опять ребенка изнасилует и снова сюда возвращается. Слышал по телевизору, что планируют многих отпустить и лечить здесь в "амбулаторном порядке". Родители с детьми, живущие в этом районе, протестуют..."

По мнению Владимира, в этой тюрьме есть все возможности для того, чтобы выйти на свободу нормальным человеком, было бы желание. "Можно через год отправиться отсюда конченым наркоманом, а можно через сто лет выйти здоровым человеком, умным, ориентирующимся в жизни. Все здесь, как и на воле, зависит от тебя самого. Если есть стремление получить образование или знания какие-то - получай. Есть желание работать - работай... Чего мне здесь не хватает? Да все у нас есть. Свободы не хватает..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно