Примерное время чтения: 5 минут
108

Франция: "красная жара"

ПАРИЖСКАЯ Сорбонна - символ французского студенчества - захвачена, на подступах к зданию возведены самодельные баррикады. Чтобы освободить университет, полиция применила против восставших студентов слезоточивый газ. Есть пострадавшие. Студенты по всей Франции блокируют входы в университеты и готовятся к всеобщей забастовке. Президент безмолвствует...

История повторяется?

НЕТ, речь идёт не о знаменитых студенческих волнениях мая 1968 года, следствием которых стала отставка президента де Голля. Впрочем, последние события многим во Франции напомнили тот "красный май". 7 марта около 400 тысяч человек выходят на улицы французских городов в знак протеста против только что принятого парламентом закона "О первом найме на работу", который касается трудоустройства молодёжи и значительно облегчает работодателю увольнение молодого специалиста. Но общенациональной стачкой дело не ограничивается: забастовали студенты. Из 85 университетов Франции в забастовке, по разным данным, принимают участие от 30 до 45 высших учебных заведений.

В субботу, 11 марта, противостояние входит в критическую фазу - полиция идёт на штурм здания Сорбонны, захваченного тремя днями ранее. Впервые за последние 38 лет. На головы стражей порядка летят стулья и огнетушители, полиция отвечает дубинками и слезоточивым газом. Глава правительства Доминик де Вильпен принимает решение не ехать на франко-германский саммит в Берлин (ирония судьбы: одна из поездок, которую тогда отменил де Голль из-за студенческих волнений, была как раз в Берлин), министр внутренних дел Николя Саркози сворачивает поездку по Антильским островам. В воскресенье премьер-министр появляется в эфире первого канала - TF1. "За законопроект проголосовали, и он будет действовать", - жёстко заявляет де Вильпен. Его попытка подсластить пилюлю тезисом о том, что законопроект будет дополнен "новыми гарантиями" для работников, не возымела действия. Профсоюзы решительно требуют от правительства отозвать закон и призывают к новой стачке. В ряды забастовщиков вливаются и школьники, ученики лицеев. За полтора года до президентских выборов во Франции разгорается полномасштабный социальный кризис. Сможет ли правительство правых пережить его - вопрос открытый...

"Нас продают в рабство!"

ЧТО же такого в этом пресловутом законе? "Нас продают в рабство работодателям!" - кипит от возмущения 22-летняя Кристель, студентка Лионского университета, будущий юрист. "И без того трудно найти место сразу после университета, а тут ещё правительство лишает нас гарантий. Два года как на пороховой бочке, в любой момент могут выкинуть на улицу! Да с таким контрактом ни квартиру снять, ни кредит получить!"

Правые покусились на святая святых французской социальной системы - на бессрочный трудовой контракт (CDI). Уволить подписавшего такой контракт практически невозможно, а его наличие даёт работнику неоценимые преимущества и при аренде жилья, и при получении банковского кредита, и при оформлении медицинской страховки, и даже в случае потери работы - компании придётся заплатить кругленькую сумму уволенному "по сокращению штата". Неудивительно, что работодатели не горят желанием связываться с CDI: по статистике, с каждым годом процент заключённых бессрочных контрактов падает. Такое положение дел не помогает решать проблемы занятости в стране, где на бирже труда зарегистрирован каждый десятый. Среди молодёжи безработица ещё выше. Новый закон предоставляет работодателю право увольнять молодого работника (не старше 26 лет) в течение первых двух лет без объяснения причин. Правда, это касается лишь мелких компаний, штат которых не превышает 20 человек. К тому же государство всё же страхует молодых специалистов - скажем, отработав два месяца, работник получает право на дополнительное обучение, а после четырёх месяцев он уже может быть уверен, что в случае увольнения его квартиру два месяца будут оплачивать. Но всё это - капля в море по сравнению с преимуществами ныне существующей формы бессрочных контрактов. Социалисты говорят, что закон "О первом найме..." фактически исключает людей до 26 лет из легитимной системы трудовых отношений, ущемляет их права.

Правительство считает, что таким образом нужно поощрить компании нанимать молодых даже без опыта работы. Правда, владельцы малых предприятий не в восторге: если уж смягчать кабальные для нанимателей условия CDI, то не только в отношении молодёжи, говорят они. В апреле правительство и представители профсоюзов должны встретиться, чтобы попытаться найти компромисс по поводу закона. Судя по настроениям сторон, нынешняя волна забастовок - не последняя...

Vive la забастовка

НО ВЕДЬ у массовых народных выступлений есть и оборотная сторона. Каждый, кому "посчастливилось" побывать во Франции в разгар очередной стачки, помнит, что забастовка (к которой во Франции всегда охотно присоединяются работники общественного транспорта) - это всеобщее неудобство и дискомфорт. Но только не для французов: они готовы потерпеть, когда речь идёт о защите прав. Наверное, поэтому многим кажется, что во Франции забастовочное движение что-то вроде национального вида спорта ещё со времён первого в истории страны случая - памятного многим по советским учебникам восстания лионских ткачей 1831 года.

О масштабах этого явления можно судить по плотности акций протеста на единицу времени. С 7 марта по 18 марта французы протестуют против закона "О первом найме...". На 23 марта профсоюзы наметили забастовку в знак протеста против приватизации энергетического монополиста Gaz de France. 16 марта на улицы вышли пенсионеры железнодорожной госмонополии SNCF, которые недовольны снижением покупательной способности их пенсий. 30 марта планируется забастовка служителей Мельпомены - актёры и рабочие сцены выражают свой протест против реформы системы страхования театральных служащих.

А на носу лето, туристический сезон, время традиционных стачек авиадиспетчеров парижских аэропортов и других французских транспортников...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно