Примерное время чтения: 2 минуты
106

Когда эти песни станут не нужны...

ВОТ Я читаю газету... Гм, народ, а почему столько всего про музыку? Гм-м, а почему про эту музыку? Нет, все понятно, Земфира - клевая девушка, тексты у нее в принципе могут выразить в лирической форме тонкие и не очень девчачьи чувства, и "Ночные снайперы" весьма органично выстрелили в музыкальную тусовку, подбивая скрипкой и все теми же земфировскими фишками. Мумика мы любим, потому что если не он, то кто же (коты по весне, конечно, тоже стараются, но уж куда там им)? Только интересно, почему про одних - столько, а про других - почти ничего. Типа, не было Цоя и Башлачева, "Наутилуса". Типа, Шевчук, "ЧайФ", "Чиж", БГ отошли на задний план. Есть музыка, которая модна и раскручена, - вот, берите, что называется, в ассортименте. А есть та, что заставляет думать. И чувствовать. Чувствовать до мурашек по коже, до слез в уголках глаз, до сумбура мыслей. Чувствовать запах весны и дождя, чувствовать китов, бьющих где-то хвостами, чувствовать печаль, смешанную с какой-то звонкой надеждой. Просто чувствовать чувства.

Коммерческий проект не сможет дать почувствовать запах весны. Перепетый Цой никогда не приблизится к настоящему. Его словам в чужом исполнении слишком трудно поверить. Да и не хочется. Хочется засыпать под шепот колокольчиков Башлачева, почему-то поверив, что пластмассовой коробке на аккумуляторах не все равно, как ты живешь и о чем ты грустишь.

"Я хочу дожить, хочу увидеть время, когда мои песни станут не нужны", - спел Башлачев. Спел, но не увидел. И вряд ли будет такое. Его слова - скорее несбыточная мечта о безнадежно счастливом времени, о поколении, которое выкинет рок на свалку потому, что уже нет боли, которую можно им заглушить, а не потому, что в какой-то проект вложили слишком много денег.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно