Примерное время чтения: 6 минут
121

Египет. Долгая дорога в мусорных дюнах

Вы боитесь арабов? Я, как девушка, натурально боюсь. Поэтому и в Египет сто лет доехать не могла. Уж и так каждое лето то с турками, то с испанцами, то с греками, то с киприотами мучаешься. А тут - натуральные арабы, да еще после 11 сентября. Но в этом году я стиснула зубы и поехала. Решила: буду суровой и неприступной, авось и пронесет.

ПОТОМ мне рассказали хитрость: египетских арабов, особенно на территории курортных городов - Хургады, Шарм-эль-Шейха, Эль Гуны и т. д. бояться не надо. Девицы могут разгуливать здесь в любое время дня и ночи, с любым количеством золотых вериг на теле - не тронут. Приставать могут только торговцы, но и на них надо просто шикнуть: "Полис!" И супостаты отстанут. Полис - это имеется в виду туристическая полиция. Будет у туриста к арабу претензия, вышибут его - араба, естественно, - с благословенного курорта, где можно хоть каких-то денег заработать, и больше не впустят никогда.

Египтяне сами до смерти боятся терактов, поэтому подступы к каждому отелю охраняют полицейские. В море плещутся одни европейцы, это вам не Турция, где из воды каждые два метра торчит чернявая говорящая голова, изрекающая с томным придыханием: "Как тебя зовут?"

Так вот, на поиски своего дайвинг-клуба, затерявшегося где-то в переулках Хургады, я отправилась, не дрогнув ни единым коленным суставом. Вылезла в центре и прошлась по главной улице. Ничего. Никто на меня не бросался и не пытался изнасиловать. Я вздохнула и свернула с проторенного туристического пути в арабские кварталы впитывать экзотику.

В Египте (как, кстати, и у нас) есть такой прикол: если дом не достроен, за него не платят налогов. Поэтому не достроены там ВСЕ дома. Бреду я, значит, между кирпичных трех-четырехэтажных коробок с торчащей во все стороны арматурой и горами мусора до второго этажа. Присматриваюсь: кое-где вставлены рамы и стекла. Квартирах этак в 2-3 на все здание. Тут у них прикол такой: квартиры продавать без канализации, водопровода и электричества. Зато дешево. Тысяч 20 за три комнаты и кухню.

Из чайных - или как там называются эти кафешки с кальянами "только для своих"? - высовывались египтяне и махали мне, словно мимо них следовал правительственный кортеж. Грузовые тарантайки в ужасе тормозили, а уличные пацаны просто остолбеневали от неожиданности, не находя слов (типа "Куда прешься, дура?"), - я же говорю, что туристов здесь просто нет и не было! Я мужественно сносила повышенное внимание и осуждающие взгляды особо правоверных дедов в галопеях - длинных рубахах до самого полу. Но едва кто-то открывал рот, я твердо и грозно спрашивала, не видели ли они моего дайвинг-центра? Ах, не видели?!

Так я шаталась около часа и порядком устала. Я уже была готова сдаться и пойти в первый попавшийся клуб дайвинга, как вдруг кто-то вспомнил, что искомое место прячется где-то рядом с отелем "The Presidential".

Несмотря на гордое название, гостиница оказалась далеко от первой линии, обветшалой и безлюдной. Ее лучшие времена явно были в далеком прошлом. Я смело ступила на порог и обратилась к охране с сакраментальным вопросом про русский дайвинг-центр. Полицейские ответа не знали и стушевались. Тогда навстречу мне выступил образ слегка косящего деда "в обед 100 лет" в роговых очках. "Я тоже не знаю, - заробел египтянин, пятясь от меня в глубину отеля, - я здесь новенький!" Я окинула дедка недоверчивым взглядом, а тот попытался оправдаться: "Вы к директору нашему идите, он здесь давно работает". К директору? Прямо к директору целого отеля?!

Но меня уже взяли за руку и потащили куда-то в подсобку размером два на два. Там сидели и неспешно перетирали еще два пожилых араба. Я открыла рот и в сотый раз произнесла сакраментальную фразу.

- Ага, знаю, - ответил директор, - он с другой стороны гостиницы, надо просто ее обойти.

- Правда? - обрадовалась я, с неприятной для себя скоростью вспомнив, что на задах гостиницы я видела натуральную помойку.

- Пойдемте, покажу, - дружелюбно произнес египтянин и увлек меня на какую-то лестницу.

Надо сказать, что к этому моменту я перестала бояться арабов настолько, что в моем утомленном солнцем мозгу ни единая клетка не забила тревоги: незнакомый мужик опасной национальности и чужой веры тащит меня в неизвестном направлении, в здании, которое ему принадлежит! Послушным утенком я пошкандыбала следом.

Вот мы миновали заросший ряской бассейн, вот поковырялись ключом в пыльной двери, вот прошли в темный крошечный номер, вот раздернули занавески, некогда бывшие белыми, распахнули скрипучие двери крохотного балкона, и тут... Ничего не случилось. В смысле, плохого. Передо мной предстала вывеска "Дайвинг-центр САДКО". Можно было протянуть руку через узкую улочку и дотронуться до нее!

От радости я завизжала и кинулась целовать старого араба. Тот перенес мою истерику с достоинством и только спросил: "А что такое "Садко"?" "Просто мужское имя", - ответила я, мысленно уже опускаясь у кораллового рифа на глубину метров этак 18-20. "А-а-а! - имя владельца дайвинг-клуба!" - сообразил директор.

В общем, с тех пор и вовсе я перестала бояться местных жителей, и отдых пошел на лад. Потом у меня были и рифы с муренами и черепахами, и сафари на квадрацикле в бедуинскую деревню, и совершенно невероятный храм в Карнаке, и Нил, и пирамиды, - но все это был туризм. Полтора часа вторжения во "враждебную" среду чужого мира произвели некие необратимые изменения в моем сознании. В течение их я жила "настоящей жизнью", и, кажется, по количеству адреналина они были адекватны почти всему остальному.

Поэтому про достопримечательности я писать не буду, вы уж извините.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно