Примерное время чтения: 5 минут
157

Таиланд. Убивать легко

ЗНАКОМЫЙ, вернувшийся из Таиланда, закатывая глаза, рассказывал, что самое огромное достоинство страны массажисток и дешевого тряпья - люди. Дескать, очень открытые, дружелюбные, с огромным чувством собственного достоинства - это потому, что Таиланд никогда не был ничьей колонией. И я, дура, поверила. Головой кивала, поддакивала. А потом выяснилось, что цена отдельно взятого достойного тайца всего три копейки. Такого урагана заказных убийств, что косит страну последние годы, не было даже у нас в ту пору, когда первые малиновые пиджаки начали делить нефтяные вышки и газовые краны.

ГАЗЕТНЫЕ страницы пестрят снимками, которым позавидовал бы Хичкок: голова в холодильнике, задница в чемодане, машина с залитым кровью салоном. Похоже, у них соцсоревнование: кто сделает это самым жестоким, самым изощренным, самым бесчеловечным способом? Стать киллером - значит иметь стабильный высокий заработок, не парясь в университетах и колледжах. Заказные убийства стали здесь еще одним видом индустрии.

Преуспевающий бизнесмен отказался благословить свою 18-летнюю дочь на брак - жених ему, видишь ли, не понравился. Дочка просто сделала один звонок по мобильному, и к вечеру того же дня обугленный торс папаши обнаружили на окраине города. Два дня спустя невеста, облаченная в скромное платье от Гучи, давала интервью телевидению: "Я не хотела, чтобы его убили. Просто у меня было плохое настроение".

Житель Бангкока велел застрелить свою соседку. "Я никогда ее не видел. Когда я звонил в ее дверь, она не открывала. С киллером я тоже договаривался по телефону. Ничего личного. Просто мне не нравилась музыка, которая у нее играла. А потише она не делала".

80 заказных убийств в январе, 76 в феврале, 123 в марте. Сослуживцы долго смеялись над коллегой, когда тот пришел на работу в бронежилете. Через месяц "Asian Gun", журнал, который пишет о криминале, опубликовал заметку о том, что 80% офисных служащих стали носить пуленепробиваемые жилеты.

Киллеры стали одиночками. У них нет крестных отцов, бригад, они не состоят в организованных преступных группировках. Все максимально просто: незарегистрированный мобильный, объявление в газете. "180 000 бат (4,5 тыс. долл.) за крупного политика, 150 000 - за западного бизнесмена, 60 000 - за местного, 500 - 5 000 бат за мелкого служащего". Если раньше, чтобы организовать заказное убийство, требовалось несколько дней, сегодня достаточно одного звонка. По данным тайской полиции, в стране работают 1200 наемников. Самое дорогое заказное убийство - 58-летнего австралийского финансиста Майкла Уэндсли - обошлось заказчику всего в 7,5 тыс. долл. Киллер стрелял по его машине с мотоцикла. В теле Уэндсли обнаружили 7 пуль, зато 2 пассажира не были даже ранены, - мастерство не пропьешь.

Английский журналист Том Хилдич встретился с одним из наемных убийц. Крайне конспиративно, в ночи, на машине с погашенными фарами они наматывали круги по окраине Бангкока. Киллер сказал, что первый раз убил случайно. А потом это как-то само собой превратилось в профессию. На его счету 24 жизни - и полиция ни разу не вышла на его след. Услуги парня стоят "по-божески" - 2,5 тыс. долл. за заказ, но люди, как сказал сам убивец, "платят с удовольствием, потому что мне можно доверять". Он не сорвал ни одного дела, застрелил всех, кого хотел.

Он говорит: убивать легко. И быстро. Подошел сзади, приставил пистолет к голове, нажал на курок. Пуф! Потом еще пару раз куда-нибудь в тело: пуф! пуф! Потом бежишь к мотоциклу, на котором тебя ждет напарник, и быстро сматываешься. Он всегда убивает на мотоцикле. Никакая полиция никогда не достанет его - в таких-то пробках! Плюс шлем на голове, и ты - человек-невидимка. Полная конфиденциальность.

Раньше, когда он работал с гангстерами, ему приходилось выполнять "зверства". Например, отрезать голову и подложить ее кому-то на сиденье автомобиля. Гангстеры очень хотели, чтобы их боялись. Но ему не понравилось отрезать голову. Неприятно. Когда есть время, он переворачивает жертвы спиной кверху, чтобы дух убиенного не преследовал киллера. И всегда носит в кармане немного соли. Щепотку надо бросить на труп - все с той же целью.

Он никогда не убивает детей, монахов и друзей, какую бы сумму ему ни предложили. Такие у него правила. И никогда не спрашивает клиентов, почему они хотят чьей-то смерти. Ему не нравится быть судьей, ему нравится быть палачом.

"Моя жизнь - дерьмо. У меня нет настоящих друзей, у меня никогда не будет ни серьезных отношений, ни семьи, ни детей. Все деньги я трачу на бухло и женщин. Мне нагадали, что я умру, не дожив до своего пятидесятилетия. Точнее, меня убьют. Такая вот у меня судьба, а от судьбы не уйти. Я в это верю, потому что за мной стоят 24 жизни, которые я отнял".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно