Примерное время чтения: 3 минуты
67

"Сатирикон". Трагедия в стиле шоу

ЗАМЕЧАТЕЛЬНО, когда театр имеет вкус к риску. "Сатирикон" рисковать умеет. Здесь не увидишь хрестоматийно-трепетной классики. Зато увидишь зрелище, шоу - гротескное, острое, адреналиновое. Почему было бы, скажем, не взять простого (оговорилась - сложного) шекспировского "Макбета"? Так нет же! Берется пьеса Эжена Ионеско "Макбетт" в переводе Лии Завьяловой. Приглашаются малознакомый московскому зрителю питерский режиссер Юрий Бутусов и сценограф Александр Шишкин. Делается сценическая редакция, по меньшей мере вольная в отношении оригинала. И выпускается спектакль, явно претендующий на хит сезона.

Кровавая шекспировская трагедия о власти, предательстве и любви оборачивается фарсом. На сцене - тряпичные куклы-люди, которых то и дело протыкают игрушечными шпагами, стена из кубов-кубиков то складывается, то рассыпается. Мощная яростная энергетика труппы "Сатирикона" способна взорвать любой сюжет. Константин Райкин умеет выбирать "своих" режиссеров и иных соавторов, которые попадают в унисон с "сатириконовской" стилистикой и эстетикой. Острота формы, отточенная пластика, эмоциональная музыкальность, язык тела, жеста, выразительность костюма и оформления адекватны слову, тексту. Плюс - эпатаж. Экзотика. Макбетта играет Григорий Сиятвинда, актер с пластикой профессионального гимнаста, мимикой ребенка и повадкой мачо.

Поначалу здесь все играют. В войну, в дружбу, в веру. Идет побоище - весело и с захлебывающимся детским азартом они рассказывают о сожженных и утопленных: "хищные птицы не в силах склевать трупы". Едят из котелков и пьют из чайников. Они, верные вояки, верят своему обожаемому монарху Дункану (Денис Суханов умело балансирует от гротеска к драме, от пустоголового разодетого женоподобного демагога-тирана к просто человеку, смертному, отыгравшему свою нелепую роль). Они так верят друг другу. Но "богатство, слава и власть - это три кита, превращающие человека в нелюдь", "ловушки судьбы, расставленные дьяволом". Вера оборачивается подозрениями, завистью, предательством. Вчерашний кумир или друг - низвергнутым идолом или врагом. Бесстыдство и бесчестие правят миром. И правитель его - дьявол. Дьявольские силы представляют обольстительные ведьмы - одна из них, супруга Дункана (рыжеволосая Агриппина Стеклова), леди Дункан, она же леди Макбетт - поди разбери, где женщина, а где исчадие ада и посланница сатаны? Яростная круговерть спектакля раскручивается. Второй акт уже полностью опрокинут в современность. Ведь, как известно, история человечества - это всего лишь история костюма. Все повторяется.

...Сбросят в кучу тряпичные тела и среди них мертвого экс-кумира Дункана. Безысходно трагичен занявший его место, на глазах взрослеющий, затравленно-истерически веселящийся на своей свадьбе Макбетт. А перед залом полуразмытое зеркальное изображение. "На зеркало неча пенять?" Что? Кровь? Тысячи убиенных? Измены вернейших друзей? Интриги? Абсолютная власть, оборачивающаяся гибелью и абсолютным человеческим распадом? И безумная жажда этой власти? Разве это было пятьсот лет назад?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно