Примерное время чтения: 4 минуты
93

Когда деревья уже не будут большими

НЕ ЗНАЮ, как вы, а вот Павел Александрович Красивов очень хотел бы отметить в этом году 190-летие победы над Наполеоном. Вот только негде. Житель деревни Глухово Красногорского района с сожалением вспоминает, какая здесь раньше была уникальная застава-памятник, посвященная Отечественной войне 1812 г. Стояла недалеко от его дома, на берегу Москвы-реки. Теперь на ее месте проходит обычная деревенская улица, по обеим сторонам которой красуются кирпичные коттеджи...

НАЙТИ в Глухове нужный адрес непросто: на уличных табличках, видимо, пытались экономить. В конце концов мы натыкаемся на соседей Павла Александровича. С первых же слов становится ясно: у того, кого мы разыскиваем, репутация, мягко говоря, чудаковатого человека. "Письмо в газету написал? Ну вот, уже до газет добрался. Пишет во все инстанции. И не лень ему?"

Павлу Александровичу 94 года. Другой бы и впрямь угомонился в столь почтенном возрасте, но только не он. Душа у него болит за наше историческое наследие. Ведь здесь, у деревни Глухово, 190 лет назад проходил один из рубежей обороны русской армии. Неприятель зверствовал: в соседнем Павшине сожгли не один десяток домов. Поэтому вскоре после изгнания французов граф Остерман-Толстой (военачальник, командовавший пехотным корпусом, участник Бородинской битвы) решил увековечить память погибших. И построил в деревне символическую заставу.

"Моя прабабка, лежа на печи, мне, пацану, рассказывала, как делали этот памятник, - Павел Александрович, опираясь на палочку, ведет нас по улице. - Вот здесь был один столб, там другой. По обочинам дороги стояли два символических орудия, а сверху лежали ядра. Были прорыты кюветы, и через них сделаны мосточки из красного кирпича. А сама дорога выложена булыжником. И главное - отсюда и до самой императорской усадьбы Ильинское были посажены в два ряда липы, по одной в честь каждого погибшего русского воина. Деревья везли из Липецка. Граф Остерман платил из своего кармана по 5 рублей за каждый саженец".

Красивов вспоминает, что одна из двух аллей называлась аллеей Любви. По вечерам здесь гуляла молодежь, а в половодье вся деревня собиралась у заставы любоваться ледоходом. Павел Александрович регулярно пересчитывал и продолжает считать оставшиеся в живых липы: "Помню, было 208 деревьев. Теперь их только 28, и два из них к тому же засыхают. Я так думаю, что это наша историческая память засыхает вместе с ними".

Сейчас от заставы не осталось и следа. Еще полвека назад, в начале Великой Отечественной, дирекция местного колхоза приняла решение разобрать памятник. Колхозу срочно понадобился кирпич, чтобы выложить силосные ямы. Свалили столбы, разбили мостики, но камни так и не пригодились: по форме не подошли. Ну а потом властям уже было не до памятника - других забот хватало. "А ведь можно было бы сейчас, к годовщине Бородинской битвы, восстановить заставу. Благое дело бы сделали. А то посмотрите, что стало с этим историческим местом, - и собеседник машет рукой на многочисленные коттеджи. - Два года назад тут вообще свалка была..."

Частное строительство в Глухове идет полным ходом. Стоит ли удивляться - рядом Архангельское, заказник Лохин остров, Раздоры и прочие элитные поселки. Павел Александрович чуть ли не каждый божий день ходит в местную администрацию, призывает выслушать его и принять меры. Действительно, чудак человек: Дон Кихоту с ветряными мельницами и то, наверное, легче было биться... "Ага, мы же предупреждали вас, - торжествующе говорят соседи. - Все вон деньги считают, а он - липы. Странный старик, не правда ли?"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно