93

Ока исчезнет в дырявых трубах

ВОДА в Московском регионе не раз становилась поводом для скандалов. То "Мосводоканал" отключит подмосковных потребителей за неуплату, то какая-нибудь подмосковная птицефабрика сбросит в Истринское водохранилище годовой запас куриного помета. Вот и депутаты Мосгордумы и Мособлдумы на последнем заседании объединенной комиссии пытались поделить "Мосводоканал". Но, как выяснилось, это не единственная "водная преграда" между столицей и областью. Москва и Подмосковье по-разному оценивают перспективы строительства крупных водоводов. Область настаивает на завершении строительства Восточной системы, берущей начало во Владимирской губернии, а Москва мечтает "пить" из Оки.

Истоки

ИДЕЯ создания объединенной системы водоснабжения Москвы и МО возникла после чернобыльской катастрофы. В начале 90-х заговорили о том, что столица "пьет" из открытых водоемов, которые в случае возникновения каких-либо экстремальных ситуаций могут стать непригодными для использования. В 1994 г. на свет появилась "Генеральная схема объединения системы водоснабжения Москвы и области с использованием подземных источников". По замыслу авторов в 2010 г. к потребителям ежесуточно должны были поступать 2,7 млн. м3 артезианской воды. Проект включал в себя четыре "луча": Южную систему производительностью 1,2 млн. м3/сут., Северную - 0,8 млн. м3/сут., Восточную - 0,56 млн. м3/сут. и Западную - 0,14 млн. м3/сут. "Генеральная схема..." была одобрена столичной и областной администрациями, но не проходила федеральную государственную экспертизу. Тем не менее в 1998 г. институт "Мособлинжпроект" разработал технико-экономическое обоснование строительства самой крупной из четырех - Южной системы водоснабжения, которая базируется на подземных водах Приокского месторождения, выявленного в долине р. Оки между городами Серпухов и Кашира.

По проекту на левом берегу Оки в 100 - 400 м от "линии воды" предлагается пробурить около 400 скважин. Вода, откачанная из подземного месторождения, по сложной системе водоводов длиной 130 км должна подаваться в столицу, а попутно в два десятка городов и поселков южного Подмосковья. После пуска первой очереди из-под русла Оки будут выкачиваться по 500 тыс. м3 воды в сутки! С выходом ЮВС на полную мощность по трубам хлынет поток 1 млн. 200 тыс м3/сут.

Вода в решете

НА ПЬЯНОМ бугре у Оки давно расчистили площадку и завезли технику для бурения скважин. Руководитель "Мосводоканала" Станислав Храменков на объединенной комиссии убеждал областных депутатов, что строительство ЮВС в первую очередь необходимо Подмосковью, т. к. 70% "добытой" воды пойдет на нужды областных городов и поселков. Это, конечно, лукавство.

К тому же экологи и потенциальные потребители воды (жители южного Подмосковья) прогрессивных взглядов г-на Храменкова не разделяют. По данным самих разработчиков проекта, эксплуатация ЮВС приведет к понижению уровня воды в реке на 18-25 см. Это грозит падением мощности Каширской ГРЭС и исчезновением самых биопродуктивных участков р. Оки. Ока уже достаточно пострадала из-за неразумной эксплуатации ее "побережья". За последние 10 лет уровень воды в верховьях упал почти до двух метров. Сейчас Ока мало чем напоминает реку 10 - 20-летней давности. Она давно уже является рыбохозяйственным водоемом лишь на бумаге. По данным за 1992 г., "поголовье" основных видов рыбы резко сократилось. Хищники - судак и щука - сегодня наперечет. Стерлядь вообще исчезла.

По мнению зав. проблемной лабораторией мониторинга водных экосистем Пущинского госуниверситета Петра Машкина, численность моллюсков (важного звена в системе самоочищения реки) находится на очень низком уровне и на протяжении 10 лет не увеличивается. На участке Калуга - Коломна сохранились лишь небольшие островки водной растительности. В настоящий момент, несмотря на спад производства, заметного уменьшения загрязнения воды и донных отложений не наблюдается. Аварии на экономически слабых предприятиях не прекращаются, средств на ремонт и модернизацию очистных сооружений у ведомств нет. По заключению ученых, "если не принять сейчас мер по восстановлению уровня Оки и мер по недопущению дальнейшего химического загрязнения воды, с каждым годом объемы затрат на восстановление экосистемы Оки будут увеличиваться. Поэтому не может быть и речи о крупномасштабных разрушающих воздействиях, каким является эксплуатация даже первой очереди ЮВС".

Главный аргумент, что потребители получат воду из защищенного от внешних воздействий источника, тоже не срабатывает. Государственной экологической экспертизой установлено, что Приокское месторождение почти на 100% подпитывается грязной водой. Т. е. это не чистые артезианские горизонты, а та же вода из Оки, просочившаяся через естественный песчаный фильтр. Песок эффективен против крупногабаритного мусора, но бессилен против микробов и радионуклидов.

По опыту строительства Восточного водовода тоже можно просчитать последствия. Строительство остановилось в 10 км от МКАД. Живительную влагу из владимирских лесов доставлять оказалось дорого и хлопотно. За 100 км пути она насыщалась железом, а станции "обезжелезивания" проектом не предусмотрены. Правительство Москвы перестало выделять деньги. Водовод оказался недозагруженным и работает в убыток.

И, пожалуй, самое важное. Экономить мы так и не научились ни в быту, ни на производстве. "Мосводоканалу" это только на руку. Больше расход - больше заплатят. Сейчас до 30% с трудом добытой воды теряется сквозь дырявые трубы, текущие краны и сливные бачки. Это примерно столько же, на сколько рассчитана Южная система! Поэтому строительство водозабора практически теряет смысл. Точнее, оно теряет смысл для жителей Москвы и Подмосковья, но по-прежнему остается крайне актуальным для исполнителей и заказчиков. Ведь речь идет о бюджетном финансировании. Строительство одной только первой очереди оценивают в 5 млрд. руб.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно