Примерное время чтения: 4 минуты
79

Театр начинается с... бизнеса

УБИЙСТВО на прошлой неделе Альфреда Лернера, директора-распорядителя Центра им. Мейерхольда, потрясло Москву. Еще совсем недавно театральные деятели воспринимались нами как люди не от мира сего, занимающиеся чем-то, покрытым туманом неопределенности и флером недоступности для всех остальных. Но сегодня искусство изменилось, теперь оно существует в материальной плоскости.

МОСКОВСКОЕ правительство придумало и внедрило много механизмов для развития города. Один из самых удачных, с экономической точки зрения, помог возродить театры и культурные центры, появились новые галереи и музеи, кинотеатры превратились в мультиплексы и места семейного отдыха. За все, как известно, надо платить. Театральные деятели заплатили тем, что отдали свои имена в долгосрочную аренду бизнесменам строительства и коммерсантам управления. В театрах заработали магазины и рестораны, культурные и музыкальные центры обзавелись гостиницами и конференц-залами, а к галереям пристраивают офисы и гаражи. Именно так появились на свет Дом музыки на Космодамиановской набережной, картинная галерея Александра Шилова на Знаменке, Центр оперного пения Галины Вишневской на Остоженке, Культурный центр Союза театральных деятелей на Страстном бульваре, Центр им. Мейерхольда на Новослободской. К последним трем объектам имел отношение Альфред Лернер - руководитель компании, принимавшей непосредственное участие в проектировании и строительстве этих культурных объектов.

Понятно, что строительство в центре города должно отличаться от строительства в менее престижных районах Москвы так же, как проживание в элитных домах отличается от жизни в панельных 5-, 9-, 12-этажках. Строить в центре, на дорогой городской земле, могут компании с незаурядными финансовыми возможностями. Это раньше, когда только проектировали новые здания для театров, концертных залов и галерей, московское правительство предлагало городскую территорию с нагрузкой в виде этих самых культурных объектов. Сегодня строительные фирмы сами борются не только за лучшие куски земли, но и за объекты с именем, которые украсят их офисы и магазины.

Представьте, жилье на Остоженке было продано значительно дороже только потому, что находилось и находится по соседству с Центром оперного пения Галины Вишневской. По этой же причине номера в примыкающей к Центру им. Мейерхольда гостинице стоят дороже, чем комнаты в гостиницах такого же уровня, но в других уголках центра Москвы. Как, впрочем, и номера в отеле с видом на Дом музыки. А ведь их строят, продают и эксплуатируют часто одни и те фирмы. И то, что называться они могут по-разному, не меняет сути вещей, потому что принадлежат эти компании одним и тем же людям.

Получается, что объекты культуры сегодня интересны не только своим репертуаром, но и именем художественного руководителя, которое дорого стоит. И вот здесь начинается самое интересное: раскрученный бренд, каким являются имена многих известных людей искусства, можно предложить тому, кто больше заплатит. Я не говорю о разовом спонсорстве на определенные культурные нужды. Я говорю о том, что доходы, например, от сдачи в аренду коммерческих площадей можно делить на протяжении всего срока этой самой аренды. Причем не только между городом и инвестором, но и между инвестором и директором (художественным руководителем или президентом центра, дома или театра). Поэтому мнение, что художники (и другие деятели искусства) должны быть голодными, "пропахло" нафталином и морально устарело. Сегодня преуспевающие мастера культуры финансово вполне успешны. А где деньги, там и разборки, как их поделить. Вспоминается история двухлетней давности с руководителем Московской консерватории, которого увольняли с поста за несоблюдение финансовой дисциплины. Так вот он сдавал в аренду консерваторские помещения, но договоры аренды не были зарегистрированы в Москомимуществе.

Да, современные культурные центры огромны. Но собственно культуры в них мало. Соотношение творческих площадей и пристроившихся к ним коммерческих объектов в целом по городу примерно один к пяти. И, кстати, рядовые творческие деятели, обеспечивающие бесперебойный процесс появления искусства, такие же голодные, как и их коллеги, до которых культурно-строительный прогресс пока не дошел. Одно время на крошечные зарплаты жаловались работники галереи Шилова, теперь говорят, что Центру им. Мейерхольда не хватает денег, чтобы дооснастить театральное помещение. Выходит, единственное, на что не влияют огромные деньги, крутящиеся в культурно-строительной сфере, так это на улучшение жизни мелких деятелей: в новые помещения они переезжают со старыми проблемами.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно