83

Каменные передвижники

В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ Москве памятники ставили неспешно, скупо, по принципу "Cемь раз отмерь, один - отрежь". За дело брались только мастера с академической подготовкой, которые точно знали, как в интерьер городских площадей вписать где бюст, где ростовой памятник или многофигурную композицию, где постамент сделать высокий, где лишь плиту положить. И к 1917 г. в Москве обреталось, не поверите - ВСЕГО 16 (!) ПАМЯТНИКОВ. Из них: две памятные часовни - Милославскому в Армянском переулке возле храма Николы в Столпах и героям Плевны у Политехнического музея (до наших дней сохранилась лишь вторая), а также двое памятных ворот - Триумфальная арка на Кутузовском проспекте и Красные ворота (последние - утрачены).

ПОСЛЕ 1917 г. вечно живой Ильич подписал декрет об уничтожении памятников царям и их слугам. "Под топор" тут же попали два каменных царя: Александр II в Кремле (на это место водрузили потом памятник самому Ленину) и Александр III перед еще первым храмом Христа Спасителя. И два каменных генерала: генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович Романов в Кремле (он стоял на месте его убиения террористом Каляевым) и генерал Скобелев - герой русско-турецкой войны (на его место поставили памятник Юрию Долгорукому). Потом подоспел декрет Ленина о монументальной пропаганде (1918 г.). И развернулось! К 1941 г. количество памятников быстро удвоилось, а к 1998 г. только на территории старой Москвы (в границах Камер-Коллежского вала) было уже 148 каменных истуканов. А на территории всей столицы - 280! Как вы понимаете, к сегодняшнему дню их количество перевалило уже за три сотни и продолжает увеличиваться в геометрической прогрессии.

Из тех дореволюционных 16 памятников сегодня сохранилось, увы, лишь 10. Интересно то, что только три из них стоят там, где стояли. Остальные переехали.

Князь, Ильич и гражданин

ПАМЯТНИК Минину и Пожарскому появился в Москве в 1818 г., вскоре после изгнания армии Наполеона, произошедшего в год 200-летия подвига гражданина Минина и князя Пожарского. Скульптор Иван Мартос поставил каменную композицию напротив Сенатской башни Кремля, в центре Красной площади. После постройки мавзолея герои-освободители оказались обращенными к усыпальнице вождя мирового пролетариата. Московское предание утверждает, что на постаменте часто появлялись неприличные стихи типа "под стеной из кирпича лежит консерв из Ильича". В 1930 г. в "Вечерней Москве" была опубликована статья В. Блума "Пора убирать исторический мусор с площадей". В ней говорилось: "В Москве, напротив Мавзолея Ленина, и не думают убираться восвояси "гражданин Минин и князь Пожарский" - представители боярско-торгового союза, заключенного 318 лет назад на предмет удушения крестьянской войны". От опасного соседства памятник убрали в 1931 г. ближе к храму Василия Блаженного.

Трамвай наехал на фонтан

В 1835 г. завершилось строительство Мытищинского водопровода. И скульптор И. П. Витали придумал поставить водоразборные фонтаны на Лубянской и Театральной площадях. Эти фонтаны были первыми в Москве и служили не столько для украшения города, сколько для снабжения его питьевой водой. При реконструкции Лубянской площади в 1931 г. фонтан перенесли к зданию Президиума Академии наук СССР (Ленинский пр-т, 14, там он находится и ныне). Причиной тому послужила не установка, как можно было бы подумать, памятника "железному Феликсу" (он появился только в 1958 г.). Фонтан убрали, чтобы... оптимизировать движение трамваев по площади.

Украшенный группой амуров фонтан на Театральной площади также переехал, но в отличие от лубянского недалеко - всего на несколько десятков метров в направлении Большого театра.

Федоров - не читатель, Федоров - издатель

ПАМЯТНИК первопечатнику диакону Ивану Федорову скульптора С. М. Волнухина на Театральном проезде открыли в 1909 г., но если бы он стоял на нынешнем месте с момента установки, то четверть века был бы надежно спрятан от взоров горожан толщей Китайгородской стены. До сноса стены в 1934 г. памятник стоял перед ней в маленьком скверике, значительно ближе к проезду. На каменного Ивана Федорова после передвижки легла дополнительная "нагрузка" - напоминать о снесенном вместе со стеной Китай-города древнем храме Троицы в Полях, на месте которого он оказался.

На фоне Пушкина

БРОНЗОВЫЙ Пушкин (творение А. М. Опекушина) на днях в очередной раз участвовал в церемонии открытия Московского кинофестиваля. Он тоже не устоял на одном месте. В 1950 г. памятник пересек Тверскую ул., тогда - Горького, и встал на месте колокольни девичьего Страстного монастыря, основанного в 1641 г. Последние остатки монастыря уничтожили при строительстве кинотеатра. До перемещения с нечетной стороны улицы на четную памятник 70 лет простоял в конце Тверского бульвара. При открытии именно этого памятника в 1880 г. просвещенная Россия услышала из уст Федора Михайловича Достоевского, что: "Пушкин - это наше все".

Два Гоголя

К СТОЛЕТИЮ со дня рождения Н. В. Гоголя в 1909 г. ему был воздвигнут памятник в конце Пречистенского (Гоголевского) бульвара на Арбатской площади. Скульптор Н. А. Андреев изобразил писателя согбенным, страдающим. Вместо грустного Гоголя в 1952 г. - теперь к столетию его смерти - был установлен Гоголь веселый, оптимистично смотрящий в социалистическое завтра. А старый "неправильный" памятник сослали в тихий дворик на соседнем Никитском бульваре к дому, где Николай Васильевич скончал свои земные дни.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно