Примерное время чтения: 7 минут
104

Зеленые "пришельцы". И те с юга

ЗА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ грехи, как правило, расплачивается матушка-природа. Закон этот столь же верен, сколь несправедлив. Но ничего не попишешь: живем мы в каменно-железобетонных джунглях, и не стоит удивляться, что растения и животные вокруг нас менее всего похожи на обитателей Эдема. Мутации в городской среде неизбежны. По мнению московских ученых, покалеченные деревья - верный признак того, что мы находимся в тяжелых жизненных условиях. Это своеобразный биоиндикатор, по которому можно судить об экологической ситуации в мегаполисе. Можно окружить себя атрибутами красивой жизни - природу обмануть нельзя. Здоровье, как известно, ни за какие деньги не купишь.

Деревья-альтруисты

ПРИНЯТО считать, что растительность хорошо очищает загазованный воздух и в этом состоит ее главная заслуга в глазах городских жителей. В условиях тотальной урбанизации роль зеленых насаждений действительно трудно переоценить. Правда, она значительно важнее, чем нам это кажется.

Человек, проживающий в городе, оторван от естественной для homo sapiens природной среды. Его способность к биологической адаптации сильно ограничена. Восстановить ее и тем самым избавить горожанина от неврозов и перманентного стресса в первую очередь способны растения. Конечно, можно было бы засадить всю Москву искусственными деревьями (привыкли же мы к искусственным новогодним елкам), которые не требуют ни полива, ни рыхления, а только радуют глаз, но все несколько сложнее. Флора не только снабжает нас кислородом и обеспечивает благоприятную визуальную среду - она в значительной степени формирует микроклимат города, чего синтетические растения сделать не в состоянии. Например, она смягчает летнюю жару и сухость, защищает от палящего солнца и ветров. Именно благодаря деревьям температура воздуха в скверах и на бульварах летом на 1,5-2 градуса ниже, чем на открытом пространстве. Что касается городских парков и лесопарков, то там перепад температур может достигать 10 градусов. Любопытно, что если в один день поставить термометры в разных местах: один - в тени большого дерева, другой - в тени высокого здания, то выяснится, что под деревом воздух гораздо прохладнее!

И это еще не все. Городская растительность поглощает, вбирает в себя пыль и химические загрязнения (как из воздуха, так и из почвы), выступая в роли биологического фильтра. Кроме того, деревья глушат городские шумы - звуки просто "тонут" в их кронах. Наконец, флора повышает ионизацию воздуха - как минимум в 1,5 раза. Лучше всего с этой обязанностью справляются ивы, акации, рябина, тополь и сосна. А такие растения, как можжевельник и грецкий орех, выделяют из своей листвы летучие органические вещества, уничтожающие микробов.

Разумеется, всю эту благородную работу деревья "выполняют" из чистого альтруизма. Мы же просто не замечаем их "подвига": если боль и страдания животного всегда очевидны, то страдания растений глазом не видны.

"Пауки" - признак катастрофы

А В ТОМ, что они страдают, сомнений нет. Так, если в лесах Подмосковья липа в среднем доживает до 350 лет, то в московских парках ее возраст не превышает 150 лет, а на улицах и того меньше - всего-то 50-80. С 1960 г. из московской флоры исчезло 9 видов растений - например, лютик луковичный, медуница узколистная, гроздовник виргинский и пр.

Городская среда нарушает водно-воздушный режим флоры, изменяет процессы роста корней и кроны деревьев. В результате появляются карликовые формы: уменьшаются длина веток, размеры листьев. В самой листве и тканях, как было сказано, накапливается масса вредных веществ-токсикантов. И по этой причине ученые не советуют употреблять в пищу собранные на территории столицы грибы и растения. Впрочем, наивно полагать, будто фрукты-овощи и те же грибы, которые бабульки продают вдоль подмосковных трасс, намного полезнее.

Доктор биологических наук Майя Мазуренко обнаружила и исследовала в Москве странную форму веток, которую она называет "пауками". Это беспорядочные скопления мелких побегов и сучков, больше похожих на густые метлы, - за последние три года они в массовом порядке "заселили" кроны городских деревьев. Мазуренко считает, что это явный признак экологической катастрофы: "Причина появления таких форм - отмирание молодых побегов. Похожий механизм был описан еще в начале ХХ века, но не в условиях Москвы, а в условиях полупустынь. Русский ботаник Высоцкий изучал, как приспосабливаются растения к жизни в полупустыне, и обнаружил, что там у деревьев ежегодно усыхает периферия кроны. То же происходит сейчас в Москве. То есть растения начали считать, что они живут в полупустыне! "Пауки" на кронах означают, что деревья пытаются задействовать свои резервы".

Наблюдения показали: наибольшее скопление "пауков" приходится на придорожные деревья - в первую очередь те, что стоят вдоль самых загруженных трасс. Здесь часто возникают пробки, и автомобили вынуждены чаще газовать. Именно газы, а также выбросы ТЭЦ, испарения от асфальта приводят к гибели молодых побегов и образованию "пауков". "Их очень много по дороге в Шереметьево и на Ярославском шоссе, - продолжает Мазуренко. - Есть они при въезде в Химки и Клин, на Можайском шоссе. Чаще всего "пауки" появляются на кленах и березах. А, скажем, на лиственницах и тополях они почти не встречаются. Похоже, что кленам проще приспособиться к условиям полупустыни, чем березам. Видно, что у них молодые и сильные побеги. Не исключено, что когда-нибудь московские клены превратятся в полукустарник и это закрепится генетически. То есть развитие экологической катастрофы приведет к появлению нового, вполне устойчивого вида". Липы тоже способны выжить в загазованных местах столицы. А вот что касается берез, заселенных "пауками", то на них с годами остается все меньше листьев. Однажды мощности фотосинтеза просто не хватит на то, чтобы поддерживать жизнь этих деревьев.

Нашествие южан

В САМОМ деле, разные растения по-разному адаптируются к урбанистическим условиям среды. Есть виды, которые даже называют "урбанофильными" - им вполне комфортно в каменных джунглях. Некоторые из них достаточно агрессивны: превращаясь в сорняки, они постепенно вытесняют другие породы. Таким, например, для Москвы оказался клен ясенелистный (американский). Вообще городская флора отличается от естественной своим упрощенным строением: здесь нет высокого многоярусного травостоя, а под деревьями отсутствует подлесок; здесь легче приживаются виды, которые в большей степени приспособлены к недостатку влаги (ксерофиты), соленым почвам (галофиты), а также азотолюбивые (нитрофильные) виды растений. И это, как правило, не "местные жители", а... "выходцы" из южных регионов. Замечено: по мере того как в городе формируется флора, местные виды вытесняются пришлыми. На смену вековым дубравам в город приходят луговые и степные растения. Их устраивают особый тепловой режим (в мегаполисе всегда жарче), состав почв и запыленный воздух.

Несмотря на такие примитивные метаморфозы, городская растительность все-таки предоставляет широкое поле для познавательной деятельности. Увы, мы обращаем недостаточное внимание на окружающую нас зелень. И не поддерживаем этот интерес у юных москвичей. В условиях жизни в мегаполисе - непростительное легкомыслие. Сейчас в Красную книгу Москвы занесено 102 вида растений. Их еще можно встретить в лесопарках. Но выживут ли "чистые" виды в Москве или нет, специалисты предсказать не берутся.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно