Примерное время чтения: 3 минуты
69

"Новый драйв" по поводу любови

ЦЕНТР драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина представил необычный и спорный спектакль Владимира Агеева "Пленные духи" по пьесе братьев В. и О. Пресняковых. Казалось, для авторов, судя по другим их пьесам, главный "конек" - современность. Ан нет! "Пленные духи" - это Серебряный век и известное любовное трио: Блок, Андрей Белый (Борис Бугаев), Прекрасная дама Л. Д. М. (Любовь Дмитриевна Менделеева).

В зале - хохот. Еще бы, если мать Блока (Ольга Лапшина), по пьесе - маменька, совсем как у Островского, сварливая простецкая тетка, произносит тексты в духе вышеупомянутого драматурга: "А смеяться над тобой одни дураки будут, а умные будут любить и уважать". Это - Сашеньке (Артем Смола), сынку, закомплексованному юноше с причудами, который по поводу имени Бугаева задумчиво произносит: "Боря... если бы вы меня так назвали, я бы еще в детстве удавился". Не отстает и Боря (Анатолий Белый), то и дело резво скачущий по сцене кентавром.

Безусловно, это очень живой, незаурядный, динамичный, режиссерски изобретательный спектакль, с отличными актерами. И все же, все же... Вопрос, в основном к молодым драматургам, один: зачем? Владимир Агеев же сказал, что пьеса привлекла его "новым драйвом", показалась "редкой и одинокой среди современной драматургии", что авторы по-другому мыслят, чувствуют, у них другая ментальность, а поверх хармсовского сюжета есть нечто иное: "Если бы здесь был один стеб - я бы не ставил". Признаюсь, я с искренним любопытством смотрела этот спектакль. Даже смеялась иногда. Но все время вспоминала реальные сложнейшие отношения, которые существовали между этими героями, и их мучительную переписку, и их фото - детски-капризное личико матери Блока, его нездешний, немыслимо красивый лик, наивное, губастенькое лицо Любови Дмитриевны (ее играет Анна Невская)... Эти незаурядные люди жили, любили и очень страдали. Их давно нет. И заступиться или даже просто попытаться понять их - уже почти некому. Для посвященных, скажем так, эрудированных зрителей, подобные "версии" скорее неприемлемы. При желании мы, конечно, всегда можем принять тот или иной полет фантазии, новшество, дерзкий вызов, выдать что угодно за новое слово, новую эру в театре, хотя бы из боязни показаться немодными, староверами. А вот массовый зритель, юные неофиты, поколение "незнаек"? Что все эти экзерсисы для них, живущих и без того в век забвения, развлекухи, попсы? "Новый драйв"?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно