Примерное время чтения: 7 минут
661

Одинокие старики

Треть домов для престарелых заполнена людьми, психически неуравновешенными.

Зарплата соцработника, приходящего к старикам, всего 1,8 тыс. руб.

Переезд для пожилых сравним с потопом.

ПО ДАННЫМ столичного Департамента социальной защиты, треть населения Москвы - люди пожилого возраста. Такая же картина наблюдается не только в нашей столице, с этим столкнулись практически все мегаполисы мира. Со временем количество пожилых людей может увеличиться до 40-50%. Но готова ли к этому Москва?

Тревожная кнопка

В ЦИВИЛИЗОВАННЫХ странах эту проблему пытаются решать по-разному. Например, в Голландии старики, достигнув определенного возраста, по собственному желанию переселяются в дома для престарелых, которые обустроены по самому высокому разряду. Сюда даже выстраивается многолетняя очередь и попасть считается большой удачей. Финляндия и Швеция наибольшее внимание уделяют обслуживанию на дому, вплоть до обеспечения пожилых людей кнопкой "срочного вызова" на браслете, когда достаточно лишь на нее нажать, чтобы незамедлительно пришли на помощь. В других странах старики "сбиваются" в кварталы и живут в частных домах, но настолько компактно, чтобы не терять круг общения. Да и социальным службам так удобнее - все их подопечные не разбросаны по городу, а сосредоточены в одном месте.

Москва на сегодняшний день может предложить старикам:

ДОМА ДЛЯ ПРЕСТАРЕЛЫХ. Их в столице порядка 30. До уровня Голландии им, конечно, еще очень и очень далеко. Старики, даже совсем одинокие и больные, предпочитают оставаться одни в своих квартирах, чем переезжать в эти заведения. Треть из них заполнена психически неуравновешенными людьми, а остальные больше напоминают больничные палаты, где, как правило, живут по 2-3 больных человека, чаще лежачих. Такие места называют "финальным жизненным аккордом". Обслуживание здесь на невысоком уровне. Медсестры неохотно ухаживают за пенсионерами, разносят еду с кислым выражением лица, то и дело ворчат, а повышать голос на пожилых людей - в порядке вещей.

ОТДЕЛЕНИЕ ДНЕВНОГО ПРЕБЫВАНИЯ. Подобные подразделения созданы для сохранивших способность к самообслуживанию и активному образу жизни. Люди могут прийти пообщаться, бесплатно пообедать, получить консультацию юриста или психолога. Практически везде можно посещать кружки по интересам, позаниматься в тренажерных залах, также пенсионерам предлагают культурную программу. Можно в конце концов просто посидеть в комнате отдыха. Таких дневных отделений в Москве 161 (ежедневно их посещают около 5 тыс. чел.). Но, к сожалению, cтарикам трудно передвигаться на большие расстояния, и для многих отделение оказалось вне зоны доступности.

ОБСЛУЖИВАНИЕ НА ДОМУ. Около 130 тыс. пожилых москвичей пользуются этой услугой. 2-3 раза в неделю к ним приходят социальные работники, чтобы принести лекарства, продукты, отнести белье в прачечную и оказать другие услуги согласно территориальному перечню. Но зарплата 16 тыс. социальных работников в 1,5-1,8 тыс. руб. (всего!) не позволяет им отвлекаться на мытье окон или другие домашние работы, которые зачастую пожилой человек выполнить не в состоянии.

Другая квартира

СОЦИАЛЬНЫЙ ЖИЛОЙ ДОМ. Это квартиры в новостройках, социальные и медицинские работники, охрана, столовая, социальный магазин с низкими ценами, прачечная, парикмахерская, ремонт обуви и т. д. Домов таких в столице всего 4, в них живут только 400 чел. Почему? Казалось бы, психологический барьер неприятия дома престарелых преодолен - старики живут в отдельных квартирах. Но и сюда пожилые москвичи не торопятся. "Чтобы одинокий пенсионер мог поселиться в этом доме, мы заключаем с ним договор: его старая квартира становится собственностью города, - рассказывает директор ГУП "Московская социальная гарантия" Ирина Бальзамова. - Нам абсолютно все равно, в каком состоянии будем принимать квартиру у пенсионера, это может быть и разваливающаяся хрущевка, мы еще и предоставляем массу льгот, плюс - ежемесячная компенсация к пенсии. Но люди БОЯТСЯ. На их памяти трагические истории 90-х гг., когда стариков обманывали, иногда даже убивали, чтобы заполучить их жилплощадь. Кстати, когда они переезжают к нам, "внезапно" объявляются родственники, которые годами не интересовались здоровьем бабушек и дедушек, а как узнали, что квартира уходит, начинают действовать. Уговаривают стариков вернуться обратно, обещают ухаживать, но зачастую это пустые слова..."

В следующем году в городе, возможно, появится еще 3 социальных дома. Уверенности, что эти дома окажутся востребованными, нет. И дело не только в страхе. Нельзя забывать о психологической стороне проблемы. Во-первых, в обычном доме пенсионеры живут в разновозрастной среде. Здесь же каждый день они вынуждены сталкиваться только с себе подобными. Например, одна из бывших жительниц такого дома свое решение вернуться обратно объяснила тем, что ее угнетали поминки, которые проходили довольно часто. Есть и еще один аспект. "С одной стороны, на Руси издавна было заведено жить большими семьями по 7-10 человек, - объясняет зам. директора ГУП "Моссоцгарантия" Елена Лебедева. - С другой, старика тяжело сдвинуть с того места, где он живет много лет. Представляете, что такое для 75-летней бабушки переехать? Это же равносильно потопу. Собрать свои вещи, перевезти их, расставить все по местам уже в новой квартире, привыкнуть к новым соседям, к новому району. Все это - тяжелейшая психологическая нагрузка. В западных странах другой менталитет. В 18 лет там уходят из семьи и живут самостоятельно. При достижении определенного возраста принято самому идти в такой дом, чтобы не быть обузой детям. У нас не так".

Дом вперемежку?

ПОНЯТНО, что любая из этих форм заботы о московских стариках требует финансовых вложений. Поэтому вариант социальных жилых домов выглядит наиболее жизнеспособным. По крайней мере, не нужно дожидаться средств из городского бюджета. Они поступают от продажи квартир "переселенцев". Есть ли возможность снять хоть часть психологического напряжения? Например, ПОЧЕМУ В ЭТИХ ДОМАХ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ТОЛЬКО ОДНИ СТАРИКИ? Может быть, есть смысл предоставлять здесь квартиры внаем (чтобы держать под контролем состав жильцов) и обычным очередникам? В соотношении 70% - пожилым и 30% - очередникам. Причем последних можно "рекрутировать" из бюджетников. Тогда и им пригодятся услуги, предоставляемые этим домом. Второй вариант: не ждать, когда человек отправится на пенсию, а предложить ему социальный дом лет после 50-55? Наверняка и в этой категории (неимущих) москвичей найдутся желающие переселиться под государственную заботу. И еще: нельзя платить соцработнику 1,8 тыс. руб.

Василий ЯСТРЕБОВ, руководитель Центра по изучению систем поддержки психического здоровья РАМН:

- ТАК сложилось исторически, что наши люди не привыкли жить отдельно друг от друга. В других же странах принято годами копить себе деньги на дом для престарелых. Для нашего человека все эти договоры с городскими властями в новинку. Нельзя забывать о том, что человек при достижении пенсионного возраста теряет позиции в своей семье. Раньше чтили и уважали стариков, сейчас все изменилось, и это наносит психологическую травму пожилым. Да и переезжать мало кому охота. Все-таки свой двор, свой подъезд, соседки, скамейка незаменимы. Есть ли выход? Прежде всего необходимо проводить массовую, аргументированную и деликатную кампанию, чтобы пожилые люди и их родственники психологически были готовы к переезду на новое место, где о человеке действительно будут заботиться. Нужно создать условия, чтобы люди чувствовали себя как дома: похожая мебель, предоставление возможности заниматься любимым делом, как раньше. Что касается "разбавления" социальных домов очередниками, то, наверное, есть в этом какой-то смысл. Но отбор таких семей должен проходить под серьезным контролем, чтобы соседи оказались добросовестными людьми.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно