Примерное время чтения: 8 минут
178

ПопроШАЙКИ

К попрошайничеству приучают с пеленок

Бомжи и беспризорники - одна "семья"

Они есть потому, что мы этого хотим

МЫ ВСТРЕЧАЕМСЯ с ними ежедневно. Они ходят по вагонам метро, стоят в подземных переходах, стучатся в окна остановившихся на светофоре автомобилей. Нижней возрастной планки, как и верхней, не существует. Мужчины, женщины, дети. Вполне здоровые или калеки. Попрошайки. В начале 90-х появление в столице большого количества "неместных" с протянутой рукой стало шоком, ведь во времена советской власти подобных людей практически не было. Сегодня побирушки чаще даже не утруждают себя объяснениями, на что они собирают деньги. Молча взирают на прохожих, помахивая целлофановым пакетиком, в лучшем случае картонку с текстом продемонстрируют.

ПОБИРУШКИ - принадлежность любого крупного города. С их присутствием давно смирились в других странах. Только мы никак не определимся: этим людям нужно помогать (предоставлять жилье, заставлять работать, лечить и т. д.) или не обращать на них внимания. Пусть живут как хотят, это их право... А как же милосердие?

Древняя профессия

ОЧЕНЬ непривычно на наших холодных улицах выглядят таджики-побирушки. Мы уже знаем, что это представители древнего народа люли. Они никогда не выращивали хлопок и не разводили овец. Они всегда были нищими. Это их призвание и способ существования. Своя философия и свое мировоззрение. Но знаете ли вы, что класс профессиональных попрошаек существовал и в Древней Руси? Уже тогда различали больных и увечных и "притворных" нищих. При монастырях в кельях жили как действительно терпящие нужду, так и - в большинстве - бездельники. Возникали целые слободы, заселенные исключительно лженищими, которые никогда не работали. Понятно, что в советское время, когда "кухарки должны были управлять государством", класса не желающих работать быть не могло. В Уголовный кодекс ввели статью за тунеядство (например, известный поэт Иосиф Бродский в 1964 г. "загремел" именно по ней на поселение). А завсегдатаев рюмочных и привокзальных забегаловок без церемоний отправляли в ЛТП, где пытались отучить от вредных привычек. Сегодня на "профилактории" для алкоголиков денег нет. И это во многом способствовало тому, что они благополучно "переселились" на улицу и в подземные переходы.

Бездомный собственник

НЕ БУДЕМ ерничать: конечно, люди оказываются на улице по разным причинам. Кто-то стал жертвой преступников, которые обманным путем отобрали у человека квартиру (таких в Москве порядка 15 тыс. чел.). Есть те, кого выгнали из дома родственники (около 10 тыс. чел.). Но на улице можно встретить и тех, кто квартиру имеет, но считает своим долгом (правом?) попрошайничать. Среди них есть москвичи, есть приезжие, чаще всего выходцы из южных регионов - Нечерноземья, Украины, Молдавии. Они захватили с собой детей, причем не только своих. Они сбиваются в "стаи", начинают "работать" группами.

Мы возвращаемся назад. Как и в дореволюционной Москве, на наших глазах в столице начинает складываться класс профессиональных нищих. Детей к этому бизнесу привлекают в прямом смысле слова с пеленок.

Под "крышей"

КОНТРОЛИРУЮТ ли бизнес столичных нищих криминальные структуры? В каких-то видах. Например, инвалиды в метро. Их привозят со всей России, моют, кормят и "устанавливают" на определенных направлениях и станциях. Несколько раз в день инвалиды (в обязательном камуфляже, к вечеру попахивают выпивкой) сдают выручку. Понятно, что ни на какие протезы деньги они не собирают, с протезом кто ж подаст? Все идет хозяину. Столичные милиционеры рассказывают, что этот вид бизнеса контролируют цыгане. Но почему-то рядом с безногими мужиками постоянно крутятся женщины кавказской национальности.

Инвалиды - самый организованный конвейер по сбору денег. Остальные, скорее всего, работают на свой карман, отстегивая лишь за "точку" местной братве. Наверняка в подземном переходе рядом со станцией "Пушкинская" вы обращали внимание на милого вида бабушку в потертом пальто и с пакетиком для подаяний в руке. Вечером она поднимается на улицу, где ее поджидает юноша в черной кожаной куртке (сын?) на тонированной "девятке". А в переходе на "Парке культуры" стоит еще одна старушка. Свою собранную за день мелочь она несет в соседнее отделение Сбербанка. И покупает валюту.

Городские власти пытаются бороться с попрошайками. Принято несколько программ, выделяются деньги. Открываются ночлежки, пункты дезинфекции, раздают талоны на бесплатное питание. Есть служба, помогающая бомжам оформить документы и найти родных. Но все эти меры словно уходят в песок. Мы почему-то не обращаем внимания на то, что "такие люди очень нестабильны психологически, - говорит секретарь епархиальной комиссии Москвы по церковной и социальной деятельности Ирина Соловьева. - Они вряд ли захотят жить по-другому. Например, если с человеком можно договориться о встрече, на которой пообещать ему деньги, работу или другие материальные блага, способствующие переходу к человеческой жизни, далеко не факт, что он придет. Потому что с большим удовольствием он примет предложение товарища по цеху выпить на вокзале. И еще, если человек ошивается на улице год, еще есть шансы его спасти, если несколько лет - дело практически безнадежное".

Занимаются и детьми-беспризорниками (в столице их более 20 тыс.). Их буквально отлавливают на улицах, отвозят в приемники, где кормят и одевают. Но, давайте скажем честно, результат и этой работы незавиден. И иным быть не может. Во-первых, многие дети уже "отравлены" улицей, и мало что на этом свете заставит их вернуться к нормальной жизни. А во-вторых, ведь они не сироты, их приводят обратно домой, к тем же папам и мамам. И может быть, большего удалось бы достичь, если бы на проблему нищенства власти посмотрели комплексно? Нельзя помогать отдельно детям или отдельно взрослым. Нужно помогать и тем и другим одновременно, в рамках одной программы.

В конце концов класс профессиональных нищих рекрутирует в свои ряды всех, независимо от возраста, иногда и целыми семьями.

Мы сами их стимулируем

А МОЖЕТ быть, и не надо ничего делать? Смотрите, практически каждый москвич в курсе, что попрошайки в метро - никакие не погорельцы, что инвалиды в колясках - никакие не "афганцы" или "чеченцы", и все равно подают!!! Значит, нищие нам самим нужны? Чтобы продемонстрировать себе, что способен на милосердный поступок? А раз есть спрос, будет и предложение. Только сильно пахнет мочой в метро...

Андрей ПОДОЛЬСКИЙ, зав. кафедрой факультета психологии МГУ им. Ломоносова:

- ПСЕВДОНИЩИЕ умело ставят людей в неловкое положение, когда не подать хотя бы что-то невозможно. Подходят и начинают давить на то, что нам, мол, действительно нужна материальная помощь, а вы сидите спокойно и забот у вас никаких. Хотя иногда попрошайки обращаются к людям, кто зарабатывает в несколько раз меньше их, например к тем же пенсионерам. Профессиональные нищие постепенно становятся "житейскими психологами" и уже знают, у кого они смогут добиться успеха и к кому следует подойти. А вот у самих москвичей пока не выработалось единого отношения к нищим. Когда люди слышат "Извините, что я к вам обращаюсь", начинают прятаться за книги и газеты либо сразу лезут за кошельком, не дослушав обращение до конца.

Евгений БАЛАШОВ, депутат МГД:

- ПОПРОШАЙКИ на улицах - позор для государства. Только это не относится к тем людям, которые эксплуатируют чувства москвичей и используют для этого своих же детей. Тем не менее власти Москвы научились с ними работать. Ежегодно через специально созданные учреждения проходят порядка 2 тыс. несовершеннолетних беспризорников. Но все равно этого недостаточно. Необходимо строить как можно больше. Мне кажется, что основная причина, по которой на улице становится все больше нищих подростков, - семья. Родители постоянно пьют и не следят за своими детьми (особенно в спальных районах), которые в результате вынуждены самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. А что может сделать 14-летний подросток? Конечно, ему приходится совершать преступления. Многие чиновники в своих отчетах утверждают, что ситуация с беспризорниками под контролем, но на деле это не так.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно