Примерное время чтения: 6 минут
123

Ирина Антонова: человек-музей

В СТОЛИЦЕ зима, а вместе с ней пришло и время Декабрьских вечеров в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина. Посетители смогут услышать "Семь последних слов Спасителя" в интерпретации Гайдна и Губайдулиной, сравнить образы Аполлона, созданные Моцартом, Бриттеном и Стравинским (в исполнении "Геликон-оперы" и Юрия Башмета), оценить варианты использования формы сонаты у разных композиторов и даже насладиться музыкой Баха в джазовом исполнении. Как вечная тема "Человек и искусство" преломляется в современном мире (а именно этому и посвящены Декабрьские вечера), а также о жизни самого музея мы беседуем с бессменным директором ГМИИ им. Пушкина Ириной АНТОНОВОЙ.

- ИРИНА Александровна, коллекция вашего музея известна во всем мире. Сегодня есть возможность пополнять фонды?

- Свои финансовые активы - мы берем плату за вход, проводим выставки - тратим прежде всего на покупку произведений искусства. Но по современным меркам наши средства довольно скромные (ведь цены на художественные произведения растут быстрее, чем плата за проезд на общественном транспорте), но пополнять коллекцию стараемся. На свои деньги мы покупаем произведения итальянских, французских, голландских художников XVII - XVIII веков из частных коллекций в Москве и современную графику - западную и русскую. Если это выдающаяся работа, обращаемся в закупочный отдел при Министерстве культуры и массовых коммуникаций и, как правило, получаем поддержку. Но участвовать в западных аукционах вроде "Сотби" или "Кристи" музею не по карману.

А государство, к сожалению, не всегда нам помогает. Еще в доперестроечные времена мои французские друзья - музейные работники - обнаружили, что продается портрет 1917 г. работы Модильяни. У нас замечательная коллекция конца XIX - начала XX века, но Модильяни в ней нет. Я вышла на уровень министра, но в поддержке нам отказали. Тогда за картину просили 600 тыс. долл. Через два года работу продали в Японию за 2 млн. долл. Сегодня картина такого порядка стоит уже 20 млн.

Причащенные страданием

- КОГДА-ТО существовало четкое разделение: Третьяковская галерея отвечала за русское искусство, а Музей изобразительных искусств - за зарубежное. А сегодня у вас можно увидеть и Тышлера, и Вайсберга...

- У нас действительно есть отдел личных коллекций, в котором представлены в том числе произведения русских художников. Тенденция к взаимопроникновению сегодня очень сильна. Она зародилась еще в 1974 г., когда в нашем музее прошла выставка портретов, которой мы хотели объяснить, что наша живопись - часть мирового творческого процесса. Для отечественного зрителя было очень непривычно увидеть русское искусство в контексте зарубежного. Портреты Серова висели рядом с работами кисти Ренуара. Каждый сам для себя отвечал на вопрос, как эти полотна соотносятся, сочетаются. Сейчас таких "диалоговых" выставок все больше. Например, "Москва - Берлин" и "Москва - Париж". А 7 февраля в нашем музее откроется выставка "Италия - Россия", которая сейчас проходит в Риме.

- Отечественное искусство, на ваш взгляд, не потеряется на фоне великого и признанного итальянского?

- В данном случае механическое сравнение неприемлемо. Когда в Италии в эпоху Возрождения творили Тициан, Боттичелли, Рафаэль, Леонардо да Винчи, у нас была уникальная школа иконописи. Когда картины импрессионистов потрясали Францию, у нас поражали работами Репин, Суриков, Федотов, Серов. Эти художники сопоставимы с импрессионистами не по манере, а по качеству и высоте своего искусства. Возьмем авангард XX века. На первых местах - Кандинский, Малевич, Петров-Водкин, Филонов. Таким образом, мировое искусство гораздо более разнообразно, его нельзя укладывать в рамки одного стиля или направления. И у нас есть в нем свое особенное место. У России - огромный потенциал и неповторимое своеобразие, сформированное природой, географией, самой жизнью, языком, историей... Во все века Россия живет трудно. Безусловная сытость никогда не помогала творчеству. Наша многострадальная страна насыщала людей искусства богатыми, разнообразными и сложными эмоциями. Мироощущение русских творцов проникнуто пониманием противоречий, страданий, конфликтов, горя, крупных потрясений в масштабе нации. Приобщение к таким явлениям формирует художника. А если он при этом талантлив, то его устами говорит эпоха.

Искусство против террора

- КОГДА современное искусство отзовется на печаль нашего времени - терроризм?

- Оно уже отзывается через трагическое мироощущение, которое не может не появиться у глубоко чувствующих художников. Но должны быть и певцы радости, своим оптимизмом помогающие нам жить. Это тоже тип реакции на трагедию. Роман "Война и мир" не был написан в 1812 г. - думаю, на осмысление и осознание терроризма потребуется время. Но я верую в силу искусства. Красота удержит мир от того, чтобы он опустился на четвереньки. Мое отношение к жизни сформировало именно искусство. Очень сочувствую тем людям, которых искусство обошло стороной. Музыка, живопись, скульптура, литература должны пройти через душу человека, открывая в ней новые измерения, даруя человеку понимание жизни, которое расставит на разные полюса добро и зло. Суть искусства - в создании человека, различающего хорошие поступки и дурные.

- Вы считаете, силой искусства можно исправить даже дурного человека?

- Я читала сотни лекций в нашем лектории и видела, как люди меняются под воздействием знания. Помню людей, которые прощались с "Сикстинской мадонной", когда она уезжала от нас в Дрезден. Символ этого очищения искусством - открытые, искренние слезы радости. Мне очень жаль, что современная молодежь разучилась плакать от счастья. Это не хлюпанье, не слезливость, а выражение душевного восторга, в котором нет ничего фальшиво-романтического.

- Но современное искусство в упадке. Быть может, оно и не восстанет из праха для того, чтобы нас спасти...

- Я скептически отношусь к сегодняшнему моменту в развитии искусства. Сейчас очень трудно быть художником. Молодежь ищет место между Интернетом и репродукционными формами творчества. Во всех видах искусства меня более всего огорчает переход от подлинника к репродукции. Человек думает, что ему больше не нужно ходить в музей, потому что он может полистать книжечку с репродукциями. На самом деле таким способом можно получить представление только о внешнем виде картины. Но для любого произведения искусства важны все детали - размер, фактура, форма, мазок... Это то же самое, что прочитать "Войну и мир" в кратком изложении на 20 страниц и думать, что познакомился с творчеством Толстого. Или слушать музыку на дисках и быть уверенным в том, что не нужно ходить в Зал Чайковского и в Консерваторию. Или пить воду из бутылки, считая, что она заменит живительную влагу из природного родника. Да, все это благо, демократия, достижения цивилизации. Но поверхностность обедняет душу и в конечном итоге губит человека!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно