Примерное время чтения: 4 минуты
131

Смешались картины, люди, звери

Через столетие с небольшим после наполеоновского вторжения москвичи вновь вынуждены были покидать город...

ПЕРВЫМИ еще летом 1941 г. стали вывозить собрания музеев и галерей. А осенью, когда немцы оказались у Москвы, нужно было заниматься уже масштабной эвакуацией. Столицу должны были покинуть заводы и институты, театры, люди и даже звери.

Например, в Третьяковской галерее убирали картины со стен, вынимали из рам и снимали с подрамников. В первую очередь упаковывали особо ценные произведения. Работали с утра до поздней ночи и очень тщательно. Например, "больную" картину И. Репина "Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 г." с постоянно возникающими осыпями красочного слоя положили между двумя листами фанеры, обшитыми плотной фланелью, и закрепили в ящике амортизаторами. Из Лаврушинского переулка в сторону Казанского вокзала потянулись крытые грузовики. Эшелон из 17 вагонов повез в Новосибирск 235 ящиков с экспонатами. Вместе с ними были погружены еще 603 ящика: из собраний Государственного музея нового западного искусства, Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина, Музея восточных культур. Вторая отправка состоялась в середине августа 1941 г.: на барже от Московского речного вокзала 84 ящика поплыли в Молотов (Пермь). Позже в Новосибирск вывезли еще 109 ящиков и к концу 1941 - началу 1942 гг. в Оперном театре Новосибирска собралось огромное количество художественных и культурных ценностей мирового значения.

Шимпанзе Мориц простудился в дороге и погиб от пневмонии.

КОЛЛЕКТИВ Большого театра почти на два года уехал в Куйбышев (Самара). И там на сцене Дворца культуры им. Куйбышева даже состоялись премьеры оперы "Вильгельм Телль" и балета "Алые паруса". В октябре 1941 г. объявили об эвакуации Малого театра вместе с училищем. Артист театра Евгений Весник вспоминает, что до Челябинска добирались месяц и прибыли туда только в ноябре. Условия иначе как спартанскими не назовешь. Долгое время многие студенты училища спали на балконе драмтеатра. Единственное, что скрашивало суровые будни, - участие в разного рода постановках, знакомые лица сокурсников. МХАТ провел эвакуацию в Свердловске. Там создали бригаду для выступления на фронте. Небольшой автобус с забитыми фанерой окнами отвозил артистов на "гастроли" прямо к передовой. В бригады входили Анастасия Зуева, Лидия Сухаревская, Николай Дорохин, Алексей Кузнецов и др.

Московский университет был вывезен из военной Москвы в Ашхабад, а затем в Свердловск. Но часть, например, физического факультета, оставшегося в Москве, не переставала заниматься "прямыми обязанностями". Выпускали детали для мин, снарядов и ручных гранат, производили приборы для авиации, артиллерии, боевых кораблей, конструировали приборы ночной посадки самолетов.

Попал в список эвакуируемых и Московский зоопарк. Большую часть ценных животных вывезли в Свердловский и Сталинградский зоопарки, а также в Кавказский государственный заповедник. В списке о передаче животных Свердловскому зоосаду значились африканский слон Нона, носорог Мари, уссурийские тигры Шайтан и Сиротка, аравийские леопарды Васька и Маруська, макаки-резус Пупсик, Седой и Нелька, шимпанзе Мориц - всего 25 животных, не считая 130 волнистых попугайчиков, на общую сумму более 26 тыс. руб. К сожалению, местные власти практически не имели возможности помогать работникам зоопарка, поэтому многие животные погибли - слон, носорог, некоторые крупные кошки, зебра. А шимпанзе Мориц простудился еще в дороге и погиб от пневмонии.

Оставшаяся же часть коллекции продолжала "работать" в столице. Например, в зоопарке гостей встречали львица Кинули и белый медведь Сынок. В 1944 г. Московский зоопарк организовал транспорт для возврата животных из Свердловска. Но возникла проблема с нехваткой вагонов. И тогда в ситуацию вмешался начальник Главного управления по заповедникам, зоопаркам и зоосадам тов. Шведчиков. В результате удалось не только вернуть зверей, но и взыскать со Свердловского зоосада более 22 тыс. руб.

Тело уехало в Тюмень.

НО, КОНЕЧНО, главным объектом эвакуации было знаменитое тело вождя. Стеклянный гроб поместили в деревянный, чтобы не привлекал внимания и, погрузив в вагон на Ярославском вокзале, отвезли в Тюмень. Там тело хранилось в здании сельхозтехникума, которое специально обнесли высоким забором. Окна второго этажа, где и находилась мумия, заложили кирпичом. Понятно, что лишь единицы знали о самом ценном в стране предмете. Объект охранялся НКВД...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно