45

Заглянуть в глаза Гулливеру

Вслед за Мосгордумой мы тоже решили провести ревизию столичной монументальной недвижимости (см. "АиФ-Москва" N 31). И на этот раз задумали заглянуть некоторым памятникам прямо в глаза. Ведь обычно горожанам это сделать не удается.

В МОСКВЕ есть несколько монументов, разглядеть которые можно, только задрав голову. Я насчитал таких 6. Список гигантов открывают Рабочий и колхозница (1935 - 1937 гг., скульптор В. Мухина). Следующим над столицей взметнулся Гагарин (1980 г., 40-метровый постамент, скульптор П. Бондаренко). Позже (недалеко) в компанию к космонавту добавили Ленина на Калужской площади (9 метров сама фигура, 1985 г., скульпторы Л. Кербель и В. Федоров). А вот потом гиганты пошли кучно. Сначала появилась Ника на Поклонной горе (141 м, 1995 г., скульптор З. Церетели), потом Петр Первый (94 метра, 1997 г., скульптор З. Церетели). И буквально в этом году - Шарль де Голль у гостиницы "Космос" (10-метровый, скульптор З. Церетели).

По-разному сложилась судьба шестерки. Рабочий с колхозницей в разобранном виде лежат на земле, и дальнейшая их судьба под вопросом. Куда именно и на каком пьедестале их установят, до сих пор не решили. Гагариным принято пугать приезжих первокурсников МГУ. Им рассказывают, что ночью гигант-трансформер двигает руками - так, мол, проверяется смазка в плечевых суставах. И молодежь дежурит ночью, чтобы не пропустить исторический момент. Ленина в перестройку предлагали снести вслед за лубянским Дзержинским. Как позже и Петра, который появился словно черт из табакерки на Крымской набережной. Нику хоть и критиковали, но снести не предлагали. А вот с Шарлем де Голлем явно пролетели. Место установки было выбрано давно. Никто не предполагал, что потом почти у самого носа француза протянут эстакаду. И теперь памятник, который рассчитан на то, что его будут разглядывать снизу, производит жуткое впечатление на водителей, которые вынуждены смотреть на эти выпученные глаза вблизи.

Дело в том, что монументы-гулливеры делают совсем иначе, чем остальных "братьев меньших". "Лица высоких памятников - специфика в скульптуре, - говорит Елена Безбородова, скульптор, член Союза художников России. - Уже на стадии эскиза приходится все время держать в голове, что люди-то будут смотреть на твою работу снизу. Поэтому, с одной стороны, нужно сильно увеличивать те же глаза и лоб, а с другой - нижние части лица пропорционально делать меньше, а верхние - больше. Помимо этого перед скульптором стоит еще одна задача - сделать так, чтобы монумент смотрелся со всех сторон. Вот, например, Ленин на Калужской. С трех сторон выглядит хорошо, но вы видели его сзади? Смотрится неоднозначно, а это недопустимо для подобного рода памятников. Он не должен вызывать ироничных улыбок. Помимо этого, мне кажется, что высокий памятник - это символ, знак, который остается на века. Но взять, например, Нику на Поклонной горе: не ассоциируется она с Победой. Победа - это что-то простое и ясное, что-то устремленное вперед. У нас, кстати, еще в советские времена существовала гигантомания - страсть к огромным монументам".

Хорошо еще, что не все задумки советские воплотились. Помните, на месте снесенного храма Христа Спасителя хотели поставить Дворец Советов (высотой 450 метров), а на его крыше - памятник В. И. Ленину? Высота монумента должна была составить 100 метров, указательный палец вождя (в сторону верного пути) планировалось вытянуть на целых 4 метра! Позже выяснилось, что в случае реализации задуманного Ильича можно было бы лицезреть лишь в ясные, погожие дни. Потому что любая облачность полностью затуманивала бы его лицо, оставляя на виду лишь указательный палец...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно