Примерное время чтения: 5 минут
105

Был литейный, стал затейный

Из 86 столичных промзон 26 останутся на своих местах. Но это не значит, что их не тронут: власти разрабатывают закон об уменьшении санитарно-защитных зон предприятий.

В ПОСЛЕДНИЕ годы многие заводы и фабрики изменили вид деятельности или существенно сократили темпы производства. Поэтому нужда в ранее обозначенных защитных зонах у них отпала. Иначе зачем некоторые предприятия стали бы распоряжаться пустующими территориями по собственному усмотрению, строить что-нибудь (например склады), а потом сдавать в аренду? Будущий закон упорядочит ситуацию и с теми производствами, что переедут из центра, и с теми, что останутся. Но когда он наконец заработает, судьба многих промзон уже будет решена.

Промышленность дает бюджету пятую часть доходов

НАЗВАТЬ точную площадь всех санитарных зон сложно. Но оценить можно: авторы предыдущих генпланов Москвы резервировали под промышленные и санитарные зоны четверть столичной земли! Территория, например, ЗиЛа - это более 300 га в районе автозавода и еще более 30 га в Нагатинской пойме. АЗЛК занимает территорию 350 га. (Для сравнения: столько же занимает Всероссийский выставочный центр, а территория МГУ им. М. В. Ломоносова - вполовину меньше.) И это не считая санитарных зон, размер которых в среднем составлял шестую часть от заводской площади. Землю отводили с запасом, под развитие производства. Сегодня цеха простаивают, свободные территории мало напоминают заводские: их сдают в аренду под магазины, дискотеки, склады, офисы или захламляют. Так, в цехах бывшего Станкостроительного завода им. Орджоникидзе сегодня молодежь танцует по ночам (см. фото), а на работу в ГПЗ на Шаболовке ходят белые воротнички из банка и страховой компании. По данным городского Департамента науки и промышленной политики, в Москве сегодня работает около 1200 крупных и средних промышленных предприятий и несколько десятков компаний - представителей малого бизнеса. И это раньше среди них было много вредных производств и столица считалась центром станко- и машиностроения. На сегодняшний день эти отрасли фактически отсутствуют. Самый популярный вид производства - пищевое.

Но промышленность, хоть и претерпела структурные изменения, не умерла. Она по-прежнему дает бюджету пятую часть всех доходов и... занимает много городской земли. Первыми это заметили некоторые частные предприниматели, которые стали скупать акции у трудовых коллективов. Смена владельцев приводила к тому, что завод или фабрику превращали в площадку под застройку. Оборудование при этом распродавали за бесценок, на улицу выбрасывали сотрудников. За последние несколько лет бесследно исчезли сотни служб быта, треть предприятий легкой промышленности, столько же - хлебопекарной.

Проблемы собственности еще долго будут находиться в зоне конфликтов, но сегодня ситуация несколько стабилизировалась, считает Александр Корсак, начальник городского Управления экономической безопасности (УЭБ). Сейчас борьба с захватчиками предприятий реального сектора экономики выглядит так, что роли нападающих и защищающихся меняются. В частности, по обращениям руководителей предприятий, ощущающих пристальное внимание к своему бизнесу, УЭБ направляет информацию в разные службы (правоохранительные органы, налоговую инспекцию, арбитражный суд) с тем, чтобы ко всем сомнительным случаям покупки-продажи производства относились более внимательно.

Земля в центре города подорожает

В ЦЕНТРЕ Москвы тем не менее остается все меньше предприятий. И не только потому, что они меняют владельцев. Это политика города, выстроенная с учетом мирового опыта. В центре многих европейских столиц, где земля стоит очень дорого, почти нет заводов и фабрик. Расположенные здесь офисы, магазины и развлекательные комплексы куда полезнее для столичного бюджета. В связи с этим реформирование (уплотнение производственных территорий путем сокращения санитарно-защитных зон) и вывод производств из центра с созданием на окраинах промышленных зон набирают обороты. В соответствии с действующим законодательством городские власти не могут помешать собственникам перепрофилировать производство. Но в создаваемых промзонах могут обязать собственников выводимых предприятий сохранять производственный профиль. Кроме того, создание промзон на окраинах - путь к упорядочению процесса переезда. В Молжанинове, например, где скоро появится первая промзона нового образца, может разместиться 20-25 предприятий. (К слову, территория занимает площадь всего 108,5 га.) Сейчас НИиПИ Генплана закончил деление территории на участки. Правда, теперь непонятно, что на них строить: типовые корпуса, какими бы замечательными они ни были, потенциальным переселенцам в любом случае придется подгонять под себя.

Освобожденные от производств земли власти также рассматривают в качестве площадок под строительство. Из недавних примеров - построенный бизнес-центр на месте Краснохолмского камвольного комбината и планы по строительству гипермаркета на территории завода им. Орджоникидзе. Но не потому, что в городе земля кончилась. Вписать один дом или торговый центр, как показывает практика, можно куда угодно. В городе почти не осталось больших участков с удобным подъездом и хорошими коммуникациями под моллы, торгово-развлекательные комплексы и комплексную жилищную застройку.

Но есть еще одна причина, по которой промзоны обязательно будут освобождены от предприятий и застроены тем, что выгодно Москве. Столичные власти понимают, что землю в центре пора расчистить от производств: со временем она станет еще дороже. Причина в том, что скоро владельцы предприятий смогут купить землю, на которой находятся. Законопроект о ставках выкупа земли под приватизированными предприятиями уже готов. Сейчас, когда заводы и фабрики всего лишь арендаторы, их территорию можно уплотнить или переместить их ближе к МКАД, а еще лучше - за нее. Когда же они станут владельцами земли, сделать это будет если не труднее, то уж точно дороже.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно