Примерное время чтения: 4 минуты
80

Заводы - в долговой яме

МНОГИЕ знают, как это бывает: сначала на родном заводе начинают задерживать зарплату, потом перестают платить, склад забит никому не нужной продукцией, пансионаты и профилактории ветшают, долги копятся... Значит, все, пора искать другую работу. Да только где ее найдешь? Гибель одного завода - это беда для тех, кто на нем трудился. Когда таких заводов в регионе сотни - это уже статистика. Только за последние два года процедуру банкротства прошли 956 предприятий в Москве и 537 - в области.

Нет, это не значит, что полторы тысячи заводов лежат в руинах и бульдозеры ровняют с землей бренные останки цехов. Немало предприятий после банкротства не только выжили, но и работают гораздо лучше прежнего. Банкротство может оказаться благом - разъясняют в Комитете по делам о несостоятельности. Если завод в течение трех месяцев не платит налоги, комитет подаст иск в арбитражный суд и назначит внешнего управляющего на время "каникул". Теоретически им должен быть человек, не связанный с конкурирующими фирмами и заинтересованный в том, чтобы освободить завод от лишних расходных статей и разработать для него антикризисную программу. Если все сделано как надо, то к концу срока внешнего управления предприятие погашает в срок все текущие платежи (коммунальные и налоги) и продолжает выпуск продукции. Тогда его перестают банкротить. "Это не какой-то особый московский региональный вариант. Это простой расчет: лучше иметь хоть как-то работающее предприятие, чем неработающее вовсе", - говорит руководитель Комитета по делам о несостоятельности Николай Бадаев.

Однако если у завода-должника держатели акций - рушащиеся банки, то им, чтобы оправдаться перед кредиторами, деньги нужны срочно. Предприятия, которые можно было бы спасти, они готовы продать за бесценок, по частям, даже под снос. Они торопят и лоббируют банкротства. Жертвой "одноразового бизнеса" пал, например, стекольный завод. Вообще среди пострадавших много машиностроительных, швейных, мясомолочных предприятий. Конкурентоспособными в регионе оказались только те, что связаны с нефтью, газом и металлургией - цветной и черной. Банкротство для них - чистая война собственников. Чистая отнюдь не в смысле стерильности, а такая чисто конкретная война.

В такой войне выживают редкие счастливчики - разве что олигарх какой-нибудь предприятию пособит или иностранные инвесторы найдутся. В этом случае крупно повезло. Щелковскому металлургическому заводу, которому грозит продажа по частям или под снос, готов помочь собрат по профессии - Московский завод по обработке цветных металлов. "Щелмет" оказался в трудной ситуации из-за стратегического просчета: в начале 90-х он перестроился под производство кинескопной ленты для экранов телевизоров. Но у нас сейчас телевизоры только собирают, покупая кинескопы за рубежом, и лента оказалась никому не нужна, а завод оказался банкротом. Ему в свое время пытались помочь некий сомнительный "Карлайл Фонд" и банк "МЕНАТЕП", но обязательств своих ни тот ни другой не выполнили. Сейчас стараниями областного арбитражного суда имущество завода по сути выставлено на торги.

А в это время другой металлургический завод - МЗОЦМ - не успевает выполнять заказы, они расписаны уже на год вперед. Но некоторые заказчики не хотят или не могут ждать. А тут всего в 17 км от Московской кольцевой дороги - простаивающее предприятие, где после некоторого переоборудования стоимостью в 10 млн. долл. можно выпускать медный, цинковый прокат. Его охотно покупают за рубежом, используют и в Москве (при реконструкции Лужников, бассейна "Динамо", для кровли отеля "Балчуг"). Если "Щелмет" с помощью МЗОЦМа заработает, то, по расчетам, рассчитается с долгами года за два. Квалифицированных рабочих не растеряет и пользу области принесет. Тем более что МЗОЦМ готов вложить 10 млн. долларов. Прежняя администрация Подмосковья очевидной выгоды вроде бы и не замечала, а новая сейчас изучает предложения московского завода.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно