Примерное время чтения: 7 минут
159

КОММЕНТАРИЙ НА АКТУАЛЬНУЮ ТЕМУ. Россия беременна преступностью

По данным социологов, сегодня вопрос личной безопасности выходит на первое место среди других проблем, опутавших наше общество. Что же говорить о рядовых гражданах, воспитанных на идеалах дяди Степы-милиционера, если даже воровские авторитеты призывают покончить с тем беспределом, что творится у нас в стране? "Раньше, - посетовал в доверительной беседе один из них, - разногласия выясняли за столом переговоров. Сегодня молча поливают ил автоматов".

ПО ДАННЫМ Госкомстата России, в 1993 г. зарегистрировано 12431 преступление, совершенное организованными группами. Это в 3,5 раза больше, чем в 1990 г. Как говорят, "нельзя быть немножко беременной". Похоже. Россия забеременели преступностью основательно. Рожать невозможно, а аборт делать некому. Правоохранительные органы, несмотря на внушительную статистику по борьбе с преступностью, не защищают своих граждан. Сегодня трудно заниматься бизнесом (в том числе и государственным), не платя дань криминальным структурам. Если бандиты требуют денег, большинство прибегает к помощи не государства, а других бандитов. Если необходимо вернуть свои кровные, обращаются, как правило, туда же.

По данным того же Госкомстата, в прошлом году привлечено к уголовной ответственности 1394 работника органов власти и управления, участвовавших в деятельности организованных преступных групп. Зачастую многие депутаты разных уровней прямо или косвенно участвуют в деятельности коммерческих структур, которые, в свою очередь, контролируются мафиозными структурами. Не поэтому ли не принимаются действенные решения, не работают существующие?

Казалось бы, в чем проблема? Подавляющее большинство граждан слыхом не слыхивало о Квантришвили, который неделю назад стал очередной жертвой произвола. Жертвой далеко не первой и не последней, учитывая, что за год в России убито почти 30 тыс. человек. Однако именно на эту смерть откликнулись практически все ведущие газеты, чуть ли не минутой молчания почтила покойного первая программа государственного телевидения. На похоронах известный бард А. Розенбаум сказал: "Страна потеряла, - я не побоюсь этого слова, - лидера".

О. Квантришвили, или Отарик, как величали его за глаза, считают многие, был лидером одной из самых крупных и влиятельных фигур в теневых структурах. Он создал партию "Спортсмены России", в недрах которой собирался вырастить будущего президента страны. О его криминальном прошлом и настоящем говорили многие, однако в его компании можно было увидеть не только именитых спортсменов, коих он окружал своей заботой, но и политиков, деятелей культуры, искусства, - тех, кто творит законы, кто призван их исполнять, кто приобщает нас к духовному и возвышенному.

Людям не дает житья уличная шпана. Но каждая шпанистая группка подчиняется авторитету двора, района, города. В конечном итоге все замыкается на "отариках".

Кстати, покойный как-то совершенно справедливо заметил, что организатором советской мафии был незабвенный Владимир Ильич. Действительно, кто, как не государство, обладающее неограниченной властью, мощнейшим репрессивным аппаратом, колоссальными деньгами, может быть сильнее и "круче" всех мафий, вместе взятых?

"Нынешняя ситуация в России не имеет аналогов в мире, - сказал лидер российских коммунистов Г. Зюганов. - Государство превращено, по существу, в "проходной двор" и совершенно не выполняет элементарных функций".

"Большая проблема - преступность, - сказал нам президент Международной ассоциации руководителей предприятий М. Массарский, - но тут я спокоен. Государство что-что, а отрывать головы умеет. Что-то создать путное - с этим сложно. А вот запретить, поймать - это всегда удавалось лучше. У нас на самом деле могучая, если ее дооснастить, хватательная система, которая вполне путем избирательной репрессии справится с той частью преступников, которая выходит на поверхность".

Но ведь государство, как принято полагать, - это мы. Тогда почему же оно не "хватает" и не "отрывает головы"? Ответ напрашивается один: либо государство - это не совсем мы, либо в нашем государстве кое-что принадлежит не совсем нам.

По большому счету, пока все усилия правительства по борьбе с преступностью направлены на усиление своей личной охраны. При входе в Кремль установлены смотровые кабины, где посетителя просвечивают чуть ли не насквозь. Перепадает кое-что и нам: сначала баллончики, теперь вроде и пистолеты разрешили покупать. Только не хочет общество отстреливаться, потому и требует от властей прижать преступников.

Похоже, силовые структуры, осиротев после падения КПСС, не спешат признавать новых родителей. "Контрразведка и иные силовые структуры, - считает известный юрист А. Яковлев, -должны находиться под жестким контролем Президента. Много ли снято с должностей, много ли уволено за взятки, за бездействие? В Америке некоторых полицейских называют "жирными котами". Это те, которые не ловят "мышей", а только сметану едят. Хозяин у таких котов должен быть пожестче. В смерти Квантришвили ничего необычного я не вижу - это типичная смерть для человека такого круга. Не "квантришвили" страшны, а рэкет чиновников, которые выдают лицензии, собирают налоги, штрафуют и т. д. До тех пор, пока предпринимательство не будет свободно экономически, защищено юридически, до тех пор сохранится почва для самого страшного рэкета - рэкета государственного. А что до того, кто совершил это убийство, то ответьте мне: хоть кого-нибудь поймали за аналогичное преступление, осудили, расстреляли?".

"Какой-то идиот выдумал, что мы - "заинтересованные лица", - говорит начальник отдела ОМОН ГУВД Москвы подполковник В. Кийко. - Задержали машину, в ней - автомат, и мы ничего сделать не можем, потому что законодательство на этот счет несовершенно. Нет до сих пор закона об организованной преступности. Главарь банды лично никого молотком не убивает. Сажают исполнителей, а он остается в стороне".

"Для того чтобы сбить волну преступности, - продолжает начальник регионального Управления по организованной преступности В. Рушайло, - нужно, чтобы вся правоохранительная система вместе с законодательной властью и, кстати, средствами массовой информации, работала на один результат. Нужно принять целый пакет законодательных актов, нужно иметь закон о борьбе с организованной преступностью, закон о коррупции, о государственных служащих, нужно, чтобы законодательно были защищены участники процесса".

Тем не менее председатель комитета Госдумы по законодательству и судебно- правовой реформе В. Исаков считает, что в законодательстве есть необходимая база для борьбы с преступностью: "Есть статья 218 - "незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ". Жалобы на отсутствие законодательства носят преувеличенный характер, многие не хотят или не умеют его исполнять. Но проблемы есть. На днях мы собираемся в очередной раз рассматривать закон о защите судей, свидетелей и других участников процесса, которые сегодня подвергаются давлению. Но если бы все решалось принятием законов, мы бы их давно приняли. На этой неделе мы будем также рассматривать бюджет. Финансирование прокуратуры урезано на 41%. Они не могут заплатить за звания, не могут отправить на пенсию своих работников. Как это отразится на охране порядка?"

...Ныне наших туристов за рубежом чаще спрашивают не о перестройке, а о русской мафии. Пока наши законодатели обсуждают законы, пока правоохранительные органы их ожидают, мы вынуждены отстреливаться сами или искать защиты у "отариков". Избавившись от тоталитарной "империи зла", мир, похоже, может получить другую империю - криминальную.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно