Примерное время чтения: 10 минут
49

МОСКВА СТРОИТ ХРАМ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ ИЗ ВНЕБЮДЖЕТНЫХ ИСТОЧНИКОВ. Кто строит наш дом?

Владимир РЕСИН - первый вице-премьер Москвы - известен как опытнейший в стране строитель. Но в последнее время он стал часто появляться рядом с первыми лицами государства. Что стоит за этой политической активностью?

- Владимир Иосифович, с кем я сейчас разговариваю: с политиком или хозяйственным руководителем?

- Конечно, с хозяйственным руководителем из правительства Москвы. С человеком, который ни одного дня не был на политической, партийной работе. С 1965 г. и по сей день я строю дома.

- А то, что вы сейчас вошли в движение "Наш дом - Россия", - это разве не выход на политическую тропу?

- Я был коммунистом много лет, но не считал себя политиком. Сегодня, войдя в движение, я буду продолжать руководить многомиллионным коллективом строителей Москвы. Вот сегодня Гайдар стал политиком. Жириновский, Зюганов - политики. Они живут на это.

- Это профессиональные политики. Но когда движение выступает с программой, выходит на выборы, собирает голоса - это уже политическая деятельность, целью которой ставится получение власти. И в случае победы, как бывает во всем мире, партия делит портфели в правительстве и проводит свою программу в жизнь.

- Во время выборов каждый из нас определяет свою позицию, становится на время политиком. Я поддерживаю "Наш дом - Россия" и голосовать буду за его кандидатов в депутаты. Ну и на своей работе буду стараться лучше обустраивать Россию.

- И, как руководитель АвтоВАЗа Каданников, дадите деньги...

- В отношении денег я не могу так сказать, потому что я на "государевой" работе, а он возглавляет акционерное общество. И те деньги, которые выделены на строительные объекты Москвы, - неприкосновенны.

- Хорошо. Теперь вопрос к вам как к профессионалу-строителю. Сейчас очень много различных жилищных фондов. Многие из них несут больше обмана, чем реальные жилплощади, которые обещают людям. Как вы думаете, стоит ли простому человеку отдавать деньги в эти конторы?

- Из-за неразберихи в государстве появились структуры, которые компрометируют хорошую идею. Мы со своей стороны принимаем меры, чтобы их не было. Другой путь, по которому сейчас пошло правительство Москвы, - создание здоровой конкуренции. Мы выпустили вместе с "Инкомбанком" сертификат жилищного заема. Сегодня человек, имея деньги только на один квадратный метр, может его купить. Завтра у него появились деньги еще на один квадратный метр - он еще купил. После того как он приобрел необходимое количество этих метров, мы обязаны ему предоставить в течение 3 месяцев квартиру в одном из новых районов Москвы. Но если ему понадобились деньги, которые он потратил на эти квадратные метры, тогда человек возвращает нам свои сертификаты, а мы ему - деньги с учетом инфляционного коэффициента.

- А не получится так, как часто бывает сегодня: первые получают обещанное, а последним почему-то не хватает: "цены выросли", "материалы закончились", "Ресин на пенсию ушел"...

- Здесь этого не может произойти, потому что это не связано ни с Ресиным, ни с другими личностями. Здесь два надежных гаранта: крупная государственная организация - правительство Москвы и мощный коммерческий банк - "Инкомбанк".

- Вы с Лужковым любите с гордостью говорить о сотнях тысяч москвичей, которые получают муниципальное жилье. Кто эти люди? Есть ли у вас какой-то реестр? Ведь очередь-то не заканчивается и возникают сомнения, что в этой большой цифре есть и те, кто за деньги купил, кто по блату получил...

- Первоочередники, а это где-то миллион квадратных метров, получают их бесплатно. Конечно, может быть, что кто-то более пронырливый и состоятельный и просочился. Но, как правило, получают те люди, которые с 1981 - 1982 гг. стоят в очереди на жилье. Те, кто может позволить себе купить квартиру, не ждут очереди: 2 из 3 миллионов кв. метров мы официально продаем.

- Мне рассказали, что для того, чтобы попасть к вам для решения серьезной проблемы, нужно заплатить до 100 тыс. долл.

- Таких фактов у нас нет. Все так организовано, что никто лично не решает. Ни Лужков, ни я. Решает коллегиальный орган: или правительство Москвы, или комиссия. Все это гласно, все открыто. Один экземпляр этих документов по старинке отправляется в прокуратуру.

Кроме того, чтобы ко мне попасть, не нужно никуда записываться и никого просить. Нужно просто позвонить. Если же мне человек позвонил, а я с ним не смог переговорить, то секретарь мне кладет на стол листок с его фамилией. И пока я с ним не переговорю, он находится у меня на "контроле".

- Там, где рыночная экономика, всегда идет борьба за государственный подряд. Особенно в строительстве он считается лакомым куском. Вы ощущаете, что у нас начинается борьба за госзаказ?

- У нас пока такого нет. Во-первых, все лакомые куски, где можно заработать строителям, - это частный, коммерческий заказ. А муниципальный заказ у нас самый дешевый. Но он стабильный. Сегодня мы даже завозим в Москву иностранных строителей, так как наши не могут справиться со всеми объемами.

Ремонт, реконструкция - там да, существует конкуренция. Заказчики же там - не только правительство Москвы, а и частные фирмы.

- Много вопросов у наших читателей по поводу налога на землю. Будет ли в ближайшее время приплюсована к квартирной плате арендная плата на землю, на которой стоит жилой дом?

- Нет.

- Еще одна неожиданная для меня информация. Несмотря на ваш не юный возраст, вы, говорят, любите красивых женщин.

- Мне всегда нравились интересные женщины, особенно если они и хорошо работают. У меня и жена - красивая женщина. Есть знакомые. И я не вижу здесь ничего плохого. Как всякий мужчина, в независимости от возраста, я обращаю внимание на свое окружение.

- Говорят, раньше вы ходили без кепки, а в последнее время полюбили этот головной убор. Это не подражание мэру?

- Последний раз я надел шляпу, когда мне было 18 лет. После этого я ношу только кепки.

Храм Христа Спасителя. Столько людей стоят в очереди на жилье. Может, лучше было бы их облагодетельствовать квартирами? А помолиться они могли бы в уже существующих храмах...

- Во-первых, не хлебом единым жив человек. Во-вторых, наверное, не лучше положение с жильем было в те годы, когда строился этот храм. Совсем плохо было с жильем, когда его взорвали. А кто его взорвал? Наши родители, наши деды. Мы с вами несем полную моральную ответственность. У кого мы отобрали этот храм? У верующих, у православных людей. Большинство из них не были в партии. Мы же у них не спрашивали тогда, когда это делали. А храм строим из пожертвований и небюджетных источников. И сегодня на этом месте была бы или свалка, или надо было восстанавливать бассейн за 50 млн. долл. Так что лучше? Небюджетный храм или бюджетный бассейн вместо 50 домов?

- Конечно, если эти деньги не из карманов налогоплательщиков, то спорить трудно. Единственное замечание. Как вы сказали, народ никто не спросил перед сносом храма, но и сейчас никто не спросил, нужно ли его строить.

- Нет, спросили.

- Может быть, лучше было создать детский парк с аттракционами или построить стадион, чтобы все этим пользовались? Почему я сейчас должен замаливать грехи перед верующими? Ведь если дальше пойти по этому пути, то должны построить гигантскую мечеть, синагогу, католическую церковь...

- Этот храм был мировым достоянием. Мы с вами неверующие, тем более не католики. Но мы же посещаем Ватикан... Жена у меня верующая, теща тоже была. Дочь крещеная и церковные праздники соблюдает. Внук у меня тоже крещеный. Сколько мы за 70 лет нанесли ударов по Церкви, так что если построим Храм Христа, то это не больше того долга, который мы должны отдать.

- В большинстве стран предлагается больше жилья, чем имеется на него спрос. У нас, сколько бы мы ни строили, конца-края не видно. Вы как специалист можете сказать: решим ли мы в России когда-то эту проблему?

- Очередь сохранилась только в Москве.

- Вы рискуете нарваться на злые письма.

- Я говорю, как это есть на самом деле. Просто мэр в Москве в отличие от других очередь не отменил, и каждый год мы продвигаем ее вперед. Люди не виноваты в том, что они стали на очередь при социализме, а сейчас живут при капитализме. И, конечно, эта проблема, если мы будем строить по 3 и более млн. кв. метров жилья, будет решена. Но надо учесть, что жилье стареет физически и морально. В Москве 30 млн. кв. метров пятиэтажек, 20 млн. из них требуют сноса или реконструкции. И мы к этому интенсивно приступили. Если бы сегодня ничего в Москве не строилось, то потребовалось бы лет 7 для того, чтобы эти 20 млн. снести и вместо них построить другие.

- Каким, по-вашему, должно быть идеальное жилье? Что собой представляет квартира завтрашнего дня?

- Идеальное жилье - это то, где человек себя комфортно чувствует. Дом должен быть расположен недалеко от работы, рядом обязательно нужен гараж или охраняемая стоянка. Чтобы не были такие замусоренные подъезды, ну и чтобы рядом с домом было все, что человеку нужно.

- Вот вы и покритиковали себя, Владимир Иосифович. Большинство-то этих нерешенных вопросов зависит как раз от вас. Вы и правая рука мэра, и главный строитель столицы.

- Сейчас мы увеличили емкость комплексной застройки. Если раньше это были больницы, поликлиники, школы, детсады, почты, магазины, то сегодня сюда уже вошли мини- пекарни, мини-пивзаводы, кондитерские цехи, гаражи, стоянки. И дома завтрашнего дня мы уже строим. Там обязательно есть гостевой санузел, более высокие потолки. Есть квартиры из пяти и шести комнат с большой кухней, лоджией, холлом, кладовкой.

- В чем вы видите выход из ситуации, которая создалась в стране? Одни говорят, что нужна сильная рука. Другие - что нужно объединяться вокруг национальной идеи. Третьи говорят, что надо вернуться к социализму, только убрать его недостатки.

- Первое, что нужно сделать, - это работать, а не искать оправдания для безделья. Это уже половина дела. Вторая половина - создание настоящего правового, демократического государства. Но демократия - это не вседозволенность, как некоторые понимают. Более того, это железная дисциплина. Некоторые думают, что сегодня захотел - и из коммуниста превратился в социал-демократа. Это бред.

И я не сторонник того, что чем больше партий, тем больше демократии. В строительном комплексе в Москве работают полмиллиона людей. И никого здесь ни по партийному принципу, ни по национальному признаку не разделяют. Это единый комплекс, где каждый день строится дом. Я даже не знаю всех своих руководителей, кто из них какой национальности. Кто из них ярый демократ или коммунист. И все мирно уживаются. Так бы и в России.

Беседовал Николай ЗЯТЬКОВ.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно