Примерное время чтения: 9 минут
268

Ирак. Тысяча и одна ночь, или наш человек в Багдаде

Ирак для российского человека - страна загадок. А вот о столице - Багдаде знают все. Больше из сказок о Шахеризаде и приключениях Али. А ведь это еще и грандиозная "студенческая Мекка". Багдадский университет, в котором учатся 50 000 студентов, - третий по величине во всем мире.

Вот почему, приехав в Ирак, мы первым делом отправились именно туда, где и встретились с заместителем декана факультета иностранных языков, профессором кафедры русского языка Диа Эльдин Нафи Хасаном.

Как живешь, "великий и могучий"?

ПЕРВОЕ, что нас подкупило в собеседнике, - это веселый нрав и чистейший русский язык без какого-либо акцента.

- Где вы так замечательно научились говорить по-русски?

- В Московском университете. Я влюблен в русский язык, и, кроме того, он меня кормит. Я этим обстоятельством очень доволен! К тому же я специалист по русской литературе, писал диссертацию о Чехове.

- А как вы попали в МГУ?

- В 1959 году. У нас тогда были очень хорошие отношения с Советским Союзом, после революции 58-го года. Вот и было решено послать в Москву ребят после школы, и я попал среди них. Наш выпуск в 65-м был первым. Кстати, мы тогда по количеству студентов - 1500 человек - занимали второе место после китайцев. Сейчас наши выпускники работают, можно сказать, по всему миру.

- Мы с удивлением для себя встречаем здесь многих, кто знает русский язык...

- Конечно, он здесь популярен, потому что иракцы любят русский народ, любят Россию. У нас, слава Богу, не было в истории трагического контакта, никогда не трогали мы друг друга. Да и географически мы недалеко... Знаете, я после учебы в России попал во Францию и закончил в Париже аспирантуру в 71-м году. И никогда больше туда не вернулся - не тянет меня туда, а в Россию всегда тянет, потому что там мы нашли самое главное - человеческое отношение.

Блокада

- Господин Диа, говорят, что сегодня в Ираке недостаточно информации о России...

- Очень мало! Раньше, например, у меня была подписка на 20 журналов и газет. А сегодня я не могу подписаться даже на одну...

- Почему?

- Денег нет, общения нет. Все пропало. Потому что блокада...

- Есть ли возможность выходить в Интернет?

- Скоро будет линия на нашем факультете, мы рады этому, ждем...

- А спутниковое телевидение у вас не используется?

- Нет. Фактически нас оторвали от мира, это страшно, что происходит... Ирак - центр Ближнего Востока, колыбель арабской цивилизации, и вдруг оторван. Мы не можем видеть, слышать то, что происходит вокруг нас. Ведь блокада началась фактически еще до войны, в августе 90-го. Потом окружили нас, собрали армию из 30 с чем-то стран, самую современную технику и бомбили, бомбили... Мы, например, с женой и сыном жили в доме без электричества, без воды, без бензина, без общения. Мы просто превратили все, что у нас было, в консервы: хлеб в сухари и т. д., начали собирать воду, готовить кое-что, чтобы не умереть, - вот до чего мы дошли. После этого у нас все было уничтожено!

- Сейчас, судя по тому, что мы видели, даже трудно в это поверить...

- И слава Богу! То, что сделали с нами американцы, - это ужасно, бесчеловечно. Нельзя, чтобы люди умирали от голода, страдали дети. Но как у нас говорят - нет худа без добра! Ирак - богатейшая страна. Мы покупали греческие оливки, турецкую картошку, морковку из Сирии, а так у нас на столах теперь все иракское. Мы стали лучше работать, сами себя обеспечивать. А главное, мы - выдержали! Наша жизнь стала легче, по сравнению с тем, что было 10 лет назад. Мы чувствуем, что мир с нами! Даже в Америке, Англии, Франции все больше говорят, что все эти санкции - глупость...

Баллы - это все! И даже немножко больше...

- Скажите, каждый желающий может поступить в университет, в частности на факультет русского языка, или есть какой-то отбор?

- Мы принимаем выпускников школ, но по баллам, которые он заработал в школе, без экзаменов.

- То есть как это? Если я, например, хочу поступить в медицинский, но по баллам не прохожу, то... прощай, белый халат?

- Увы! Например, у вас аттестат - 95, а на медицинский факультет принимают с баллами 96-99, и вы не попадете. Только отличники!

- Это, конечно, стимул хорошо учиться, но как же насчет призвания?

- А это, милости просим, на вечерний. Но платный...

- И сколько?

- Всего 25 долларов.

- За семестр?

- Нет, за год. Для многих стран это мелочь, а для нас немало. Потому что зарплаты у нас низкие.

- Мы слышали, у госслужащего всего 5 долларов в месяц...

- Таких официальных цифр нет, каждый день все меняется. Потому что нет стабильности. Так что иракский служащий, как и российский, должен сегодня работать на двух, трех работах. Я, например, работаю на дневном - зам. декана, преподаю на вечернем и еще переводчиком в газетах. И потом, у нас есть так называемый паек. Практически бесплатный. Вот вчера я получил: 9 кг муки, 3 кг риса, 2,5 кг сахара, чай, 3 кг маргарина, 2 - мыла, соль, фасоль, пакетик сухого молока...

- Каждый это получает?

- Каждый - от ребенка до старика. На это можно жить, голодным не останешься. Конечно, если американцу скажешь, что иракский рабочий получает 4 доллара в месяц, а гамбургер стоит 5, он съежится. Но мы вынуждены так жить...

- Ваш студент получает стипендию?

- Нет.

- Значит, сидит на шее у родителей?

- В основном, если не удается подработать...

Почему английский язык длиннее русского...

- Мы уже знаем, что английский язык по популярности на факультете на первом месте...

- Он во всем мире первый. К тому же Ирак был оккупирован англичанами еще в 17-м году. И они были здесь до 58-го. Мы сейчас спорим, какой язык в Ираке второй. Мы хотим, чтобы был русский, но из-за того, что Россия бездействует, уже французы впереди вас. Сейчас мы и третье место боимся не сохранить, потому что немцы лезут, испанцы...

- А кого на русском отделении больше всего?

- Есть христиане, но основная масса - мусульмане. Проблем с вероисповеданием у нас нет. Я недавно читал книгу одного иракского еврея, так он с такой любовью пишет о нашей музыке... Настоящий иракец!

Чехов в Ираке

- Скажите, а как иракцы воспринимают нашу литературу? Чехова, например, Достоевского и т. д.?

- Прекрасно!

- То есть русская психология для араба понятна?

- Конечно. Вы ближе к нам, чем к Западу. Потому что в вас много восточного. Русская литература - человечная, и поэтому понятна во всем мире. Беда в том, что сейчас мы почти не выпускаем книг на русском языке - нет бумаги. Мы и свои-то выпускаем примитивным образом. Хорошо, что есть библиотека...

- О современной нашей литературе имеете какое-нибудь представление?

- Современников почти не знаем.

- Вообще? Распутин, Астафьев...

- Нет, с этими знакомы хорошо, я о литературе 90-х...

- Вряд ли вас ждут настоящие открытия...

- Да, но это тоже нас интересует. Потому что мы изучаем факты, а не то, что мы поддерживаем или не поддерживаем.

- А что у вас больше популярна - проза или поэзия?

- И то, и другое, но поэзия ближе восточному человеку. Потому что поэзия - это музыка! Но переводы стихов - это очень сложно. Вот почему популярность Пушкина у нас меньше, чем Толстого и Достоевского. Очень любят Чехова. А вот Некрасова - не особо. Бунин еще не очень известен. Начали переводить Блока, Есенина, Ахматову...

Если б я был султан...

- А как с политиками дело обстоит? Знают здесь Путина, Жириновского...

- Путина, конечно! А Жириновского я знаю лично - мы вместе в МГУ учились. Он был студентом турецкого отделения. Говорят, предложил в России ввести многоженство? (Смеется).

- Было такое. Но у вас больше опыта в этом вопросе. Кстати, насколько оно здесь популярно?

- Сейчас одну жену не можем кормить. (Смеется).

- Все в это упирается?

- Не только.

- Но ведь религия позволяет...

- Религия позволяет, но если ты справедлив к каждой из них. А разве может мужчина одинаково относиться к двум одновременно, как вы думаете? На нашей улице живет шейх, он очень богатый, у него 4 жены одновременно, и дом разделен на 4 части. Они боятся его как огня...

- Но общаются друг с другом?

- Да, общаются, но не особо мило...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно