Примерное время чтения: 3 минуты
150

Племенная распродажа

"НУ, ДАВАЙ я почищу твою чемпионскую морду!" - нежно говорит главный коневод Сергиевской племфермы Ирина Соколова красавице лошади, которая забыла о своей голубой крови и благородном происхождении и рыла мордой солому. Всего на конюшне 33 лошади, но особую гордость хозяйства составляют представители русской верховой (воссозданная орлово-ростопчинская).

Конюшня для детей

ЛОШАДЕЙ привезли в Сергиевский в 1984 г. Главный зоотехник хозяйства Владимир Демин закупил тогда партию из 12 советских тяжеловозов, а потом и рысаков. По задумке, благородные животные должны были помочь в трудоемком деле воспитания деревенской шпаны. Расчет оказался верным - неблагополучные подростки валом повалили на конюшню. Тогда было принято решение организовать для ребят секцию по верховой езде. Для хороших лошадей понадобился конюх-профессионал, который предложил купить верховых лошадей, чтобы дети действительно могли заниматься спортом. Руководство совхоза-миллионера рискнуло и приобрело замечательных верховых лошадей Свердловского конезавода, которые украсили бы конюшню любого аристократа. Со временем, дабы приобретение не даром свой овес лопало, да и из-за того, что на конеферме собрались отличные представители своей породы, главным направлением деятельности стала племферма по русской верховой породе (орлово-ростопчинские рысаки)... Успехи себя ждать не заставили: победы на соревнованиях, все имеющиеся в наличии матки были записаны в федеральную племкнигу, а в 1995 г. кобыла Фортуна была признана лучшей в своей породе.

Фортуна пойдет с молотка

СЕЙЧАС в ЗАО "Сергиевский" дела идут плоховато: зарплату задерживают, да и платят немного (Соколова получает 2 тыс. руб.), рабочие с конюшни разбежались (из 12 человек осталось трое). В этом году собирались на выставку, благо есть чем гордиться и людей удивить, но в силу материальных и других проблем не получилось. Конюшня сыплется, от сарайной крыши одно название осталось, загон для жеребцов так и не отремонтировали, отопление в конюшне тоже чисто символическое...

Конечно, конепроизводство - дело сложное и затратное. Корова, к примеру, в годовалом возрасте - это уже определенное количество мяса, которое стоит денег. А лошадь... В качестве племенного или спортивного животного ее никто не купит, потому что пока не ясно, что из нее получится. Лошадь становится товаром только в возрасте трех лет. Плюс ко всему кобыла вынашивает потомство 11 месяцев. Итого получается - четыре года до продукции. Кроме того, лошадки голубой крови нуждаются в особом содержании и обслуживании. Но пути к рентабельности искали. Были планы насчет конного туризма, такого нынче модного, и ценовую политику разработали, и маршруты, но сменившемуся руководству хозяйства идеи не понравились. Выход нашли самый по теперешним временам простой - распродать чистокровных лошадей и прекратить деятельность племфермы. Покупатели, конечно же, находятся, в большинстве своем это частные лица, и вызывает большое сомнение то, что кто-то из них сможет квалифицированно продолжить дело по восстановлению гордости всероссийского масштаба.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно