Примерное время чтения: 3 минуты
63

Тоскливая клоунада

НА ДАЛЬНИХ подступах к Манежной площади ощущалось явное ожидание чего-то эдакого - двойные, а то и тройные омоновско-лошадиные кордоны, тотальный "шмон" и ароматы конских яблок вперемежку с полновесными матюгами в адрес милиции и - алаверды - "крашеных чертей". Начинался матч группового турнира чемпионата мира по футболу Россия - Бельгия.

МИЛИЦИЯ в этот раз работала, как перистальтический кишечник, - фанатов пропускали небольшими порциями. "Пиво-водка-наркотики в стеклянной таре? Оружие, колюще-режущие предметы? Куртку сыми! Штаны задери, носки отверни-заверни..." Кстати, дам почему-то так тщательно не обыскивали, стеснялись, видно, а ведь любая косметичка может вместить граммов 200 водки или, упаси бог, тротила.

Общее ощущение - трагедия 9 июня сменилась к пятнице бестолковым фарсом. Публика разделилась на явно полоумных и явно скучающих. Ни одного мало-мальски приличного мордобоя, ни одного снесенного заграждения... Рожи красили не затем, чтоб показать крутизну, а "потому что надо", судью материли не от избытка чувств, а по фанатской необходимости. Более-менее адекватно выглядела добрая половина городских сумасшедших, Владимир Жириновский и неизвестно как туда затесавшийся православный батюшка.

Кстати, батюшка, нимало не скрываясь, дул пиво из пластиковой "торпеды". "Батюшка, как же так? В пятницу оскоромился!" - ляпнул кто-то больно умный, на что тот, утерев бороду, печально пробасил: "За державу поболеть... Обидно же..." и авторитетно добавил, подумав: "Входящее в уста не оскверняет". Исходящее из уст, наверное, тоже - матюги над площадью висели отборные. Плотная завеса от дымовых шашек, которые фанаты с особым остервенением принялись взрывать после пропущенного первого гола, весь первый тайм обволакивала монитор. Со стороны гостиницы "Националь" можно было наблюдать довольно психоделичную картину: лицо Онопко, пробивающееся сквозь густой туман.

"Со звуком у них труба, - заметил полный грустный дядя в форме морского офицера. - Не могли, что ли, отладить..."

Юрий Суслов, инженер, отвечавший за функционирование монитора: "Почему нет звука? Да потому, что нужна слишком мощная аппаратура, чтоб "перекричать" эту толпу. Да и усилок у нас, если честно, сдох..."

Выходу на поле Дмитрия Сычева народ на площади радовался едва ли не больше, чем непосредственно забитым впоследствии голам. В свои 18 лет этот нападающий "Спартака" мало того, что уехал с чемпионата мира, прихватив "Порше", как лучший игрок матча с Тунисом, так еще стал единоличным любимцем отечественных фанатов. За 2 минуты до конца игры свой заслуженный гол, который тогда команде был уже как мертвому припарка, Сычев все-таки забил.

Если после матча с Японией толпой, смерчем пронесшейся по Тверской, руководила первобытная ярость, то сейчас, после фатального поражения от бельгийцев, народ уходил с Манежной площади в трауре. Хотя "крашеные черти" неоднократно осведомлялись у милиции, где находится посольство Бельгии. А один просвещенный попался, так и сказал: "Э, слы, а у дойчей почти такой же флаг, рванем к немцам, не один ли черт?"

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно