109

Когда же деревья будут большими?

На улицах полным ходом идет посадка деревьев. Но, несмотря на то что каждый год в городе появляется 60 тыс. новых зеленых хвостиков, большинство московских улиц, особенно в районах новостроек, выглядит серо и уныло.

РЯДЫ лысых прутиков, тополя, напоминающие карандаши после точилки, и замученные кустарники. Старожилы вспоминают советские субботники и призывают всех выходить с лопатами для коллективной высадки деревьев под окнами родных домов. Но дружным маханием лопат улицы облагородить нельзя: массовые стихийные посадки советских субботников привели к тому, что многие пятиэтажки скрылись под сенью старых деревьев. Посаженные на расстоянии 2-3 метров друг от друга, деревья полностью затеняют нижние этажи, разрушают коммуникации и фундаменты зданий, ветки запутываются в проводах. А когда приезжают рабочие с пилами, на улицу высыпают взволнованные старушки и требуют оставить любимые березы. Откуда им знать, что на расстоянии до 5 метров от цоколя дома посадка деревьев вообще запрещена? Но как объяснить людям, зачем тополя обстругивают до состояния полена? Чтобы не уродовать деревья и улицу, на их место можно посадить другие деревья.

Молодые деревца можно высаживать только в парках, для улиц нужны 17-20-летние экземпляры

ЧТОБЫ Москва хотя бы отдаленно напоминала европейские столицы по красоте зеленого оформления, придется трудиться не год и не два. По словам академика Владимира Теодоровского, профессора Московского государственного университета леса (МГУЛ), одна из главных проблем ландшафтного озеленения в столице - отсутствие крупномерного посадочного материала, то есть деревьев 17-20 лет. "Они должны быть обязательно выращены в подмосковных питомниках. В советские годы массовое озеленение Москвы стало возможно во многом благодаря Битцевскому комбинату садово-паркового хозяйства, где можно было взять для посадки изумительные вязы, клены, липы. Сейчас часто используется зарубежный материал, что совершенно неверно. Например, на Новом Арбате после реконструкции высадили немецкую яблоню, и половина деревьев погибла, потому что изменились условия их обитания, климат". Другой, тоже очень распространенный вариант - посадка прутиков: на открытом пространстве появляются шеренги саженцев, которые и сами едва выживут, так их еще и покрасят. Специалисты МГУЛ уверены, что краска на деревьях не охраняет их от вредителей, зато повреждает кору. Кроме того, молодые деревца могут подойти для парков, а для улицы годятся только экземпляры старше 15 лет.

В Департаменте ЖКХ нам подтвердили, что хотя в Подмосковье работает несколько питомников (Рузский, Калининградский, Мытищинский) и совхозов декоративного садоводства, но крупномерного посадочного материала не хватает. Что-то привозят из-за границы (образец - сквер возле Большого театра), хотя далеко не все виды деревьев способны выжить в условиях мегаполиса. Из хвойных только ель колючая и лиственница могут переносить высокую загазованность. По словам Владимира Чепурнова, начальника отдела развития и озеленения природного комплекса, сегодня на одного москвича приходится около 17 м2 зеленых насаждений. К ним относятся не только деревья, но и цветы, кустарники, газоны. Для такого большого города, как Москва, показатели неплохие. "При посадке деревьев, - рассказывает Владимир Чепурнов, - помимо экологического эффекта нужно добиваться и эстетического. Метровый саженец для улиц не подходит. Что вырастет из такого прутика, даже при надлежащем уходе, неизвестно, а взрослое дерево будет радовать глаз уже сейчас".

В Москве более 300 компаний занимаются ландшафтным озеленением, из них в лучшем случае десять работают качественно

ЕСЛИ и специалисты, и чиновники в один голос говорят о том, что для города подходит только крупномерный материал, кто же тогда втыкает эти несчастные прутики по всей Москве? К сожалению, за озеленение часто берутся случайные люди, для которых законы садово-паркового искусства пустой звук. "Безусловно, есть профессиональные организации, например Мосинжзеленстрой, занимавшийся парками в Северном и Южном Бутове, а сейчас благоустраивающий Митино и Марьино, - считает Владимир Теодоровский. - Есть сильные ландшафтные мастерские в Моспроекте-2, 3, 4. Но тендер обычно выигрывают не профессионалы, а фирмы-однодневки, которые работают без всякого проектирования". В Москве более 300 компаний занимаются ландшафтным озеленением, из них в лучшем случае десять работают качественно. Множество фирм приглашают на курсы ландшафтной архитектуры, обещая за 2-4 месяца сделать из любого желающего непревзойденного мастера. И такие "специалисты" озеленяют не лужайку перед своей дачей, а столичные бульвары и аллеи.

Недостаточное финансирование тоже вносит свою лепту. В отделы озеленения префектур выпускники МГУЛ и МАРХИ не идут (зарплаты очень маленькие), они занимаются частными заказами, благоустраивают загородные резиденции богатых клиентов. Отношение московских властей к проблемам озеленения вообще очень сильно отличается от западного подхода. За рубежом к городским деревьям относятся чрезвычайно бережно, они имеют огромное эстетическое значение. В Гааге, например, деревья растут на оживленных магистралях, а для того, чтобы они нормально развивались, между корнями проложены трубы аэрации, доставляющие корням кислород, влагу и питание. И оплачивает это затратное мероприятие городская казна. В Берлине, Париже (вспомните хотя бы Елисейские Поля, которые в Москве даже высадить некому), как и во всей Европе, срок жизни дерева на улице составляет 25 лет, после чего его пересаживают в реабилитационный питомник, а на его место помещается новое. Кстати, а знаете ли вы, что когда-то на Тверской росли великолепные липы, они появились в 50-е годы, но после того, как отжили свое, их выкорчевали. А на их месте пустили корни... парковки, магазины и кафе.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно