Примерное время чтения: 9 минут
282

Запретные усадьбы

Некоторое время назад мы опубликовали письмо нашего читателя с рассказом, как его не пустили в усадебный ансамбль "Введенское". К сожалению, подобные истории произошли и с другими москвичами. То, что ещё является народным достоянием, уже фактически стало чьей-то собственностью, которую обнесли забором и надёжно охраняют. Вместе с читателями мы составили список самых труднодоступных мест Подмосковья.

Итак, "ВВЕДЕНСКОЕ", к югу от Звенигорода. В конце XVIII в. имение принадлежало Лопухиным. Дочь Лопухиных Анна была известной в свете особой - фавориткой Павла I. Это обстоятельство сделало всё семейство популярным и благополучным: сама Анна стала камер-фрейлиной, её мать - статс-дамой, а отец - действительным тайным советником и генерал-прокурором. Строительство усадьбы относится к этому счастливому времени. Впоследствии дом-дворец не раз копировали. В конце XIX в. имение приобрёл граф Шереметев. Оно было не первым и не последним в графской коллекции усадебных дворцов. Этот был приданым его дочери Марии. Весь ансамбль неплохо сохранился, хотя интерьеры, конечно же, утрачены. В первые годы после Октябрьской революции здесь размещался Музей дворянского быта. Позже дворец перестроили в камне и превратили в санаторий. По этой причине попасть туда можно только по путёвке.

"ВАЛУЕВО", недалеко от аэропорта "Внуково". Этот усадебный комплекс также датируется концом XVIII в. Имение было построено в распространённом тогда в архитектуре сентиментально-романтическом стиле. И принадлежало графу Мусину-Пушкину, сенатору и президенту Академии художеств, который открыл и издал "Слово о полку Игореве". К сожалению, эта библиографическая редкость сгорела вместе с другими старинными рукописями из его библиотеки в московском пожаре 1812 г. Усадьбе повезло во всей красе дожить до наших дней. Подъехать можно очень близко. За воротами с красивыми колоннами владение просматривается великолепно: господский дом с двумя флигелями, в одном из которых готовили пищу, в другом играли спектакли. Что интересно, сзади дом выглядит также парадно. Что нельзя увидеть, так это парк с каскадными прудами, гротом, Охотничьим домиком и долиной речки Ликовки.

"ДУБРОВИЦЫ", немного не доезжая до Подольска. Это место знаменито храмом Знамения, построенным на рубеже XVII-XVIII вв. на холме, с которого видно, как вливаются друг в друга Пахра и Десна. Заказал храм воспитатель Петра I князь Голицын, владелец усадьбы по соседству. Уникальность церкви в том, что в ней сочетаются европейские и русские архитектурные традиции. Белокаменный храм украшен барельефами, из которых не все сохранились. Необыкновенный вид церкви в своё время привёл в смятение церковных иерархов. Тогдашний патриарх Адриан даже отказался его освящать. Но много позже храм, конечно же, освятили. Расположенный возле него дворец при Голицыне имел барочный вид, позже усадьбу перестроили в стиле классицизма. Три поколения Голицыных владели имением, после них оно перешло к графу Дмитриеву-Мамонову, фавориту Екатерины II. Его сын Матвей после войны 1812 г. организовал здесь тайную политическую организацию "Орден русских рыцарей", которая придумала программу революционного переустройства России. Неизвестно, что бы сумел сделать "Орден", если бы на Матвея не донёс личный камердинер. Дмитриев-Мамонов был арестован, объявлен сумасшедшим и до самой смерти прожил в заключении. Под суд героя войны с Наполеоном царские власти отдать не решились. После 1917 г. здесь существовал музей, а 10 лет спустя его закрыли. Закрытым для посещения дворец остаётся до сих пор.

"ЛЬЯЛОВО" ("МОРОЗОВКА"), Солнечногорский район, около Зеленограда. Исторические сведения об усадьбе "Льялово" известны с XVI в., когда она входила в вотчину князя Семёна Стародубского. В 1899 г. имение приобрёл купец Денисов, имевший несколько соседних дворянских усадеб и угодий. В Льялове он прославился тем, что вырубил весь старый парк и продал имение купцу, почётному гражданину Николаю Морозову. Морозов снёс все старые постройки и построил деревянную виллу в стиле модерн, купленную на Парижской выставке. Гордостью усадьбы стал новый парк, разбитый по эскизу директора ботанического сада Московского университета Регеля. С этого времени за усадьбой закрепилось название "Морозовка". Старое название "Льялово" до сих пор сохраняется только за селом. После 1917 г. в усадьбе разместили дом отдыха ЦИК и закрыли для посещений. В 1928-м и 1933 гг. здесь отдыхали Горький и Луначарский. Сын Горького оставил даже дневниковую запись: "Внешний вид дома - смесь китайской пагоды, средневекового замка и парохода".

"ИЛЬИНСКОЕ", между Красногорском и Одинцово, рядом со знаменитыми Барвихой и Жуковкой. В начале XIX в. имением на берегу Москвы-реки владел другой герой войны 1812 г. - генерал Остерман-Толстой, правнук вице-канцлера императрицы Анны Иоанновны. Потом оно перешло Голицыным, и уже у них его выкупила царская семья в 1863 г. Но счастливо пожить здесь им было не суждено. Генерал-губернатор Москвы Сергей Александрович, дядя Николая II, был убит эсером Каляевым в 1905 г. После смерти его жена Елизавета Фёдоровна, сестра императрицы, стала монахиней и основала Марфо-Мариинскую обитель. На территории усадьбы сохранилась Ильинская церковь начала XVIII в., построенная в стиле московского барокко. Примечательна она тем, что Елизавете Фёдоровне, причисленной к лику святых, здесь посвящён придел. Весь усадебный комлекс закрыт, но в церковь, говорят, пускают на службы.

"МАРФИНО", после Лобни и Федоскина. Этим имением, как и "Дубровицами", владело несколько поколений князей Голицыных начиная с конца XVII - начала XVIII вв. Воспитатель Петра I старший Голицын назвал усадьбу в честь любимой дочери Марфы, утонувшей вместе со своими детьми в Волге под Астраханью. От голицынских времён здесь сохранилась лишь церковь Рождества Богородицы, датируемая 1707 г. В начале XVIII в. имение продали Салтыковым. От той эпохи осталась Петропавловская церковь. В 1812 г. дом сгорел по вине французов-мародёров. После войны имение перешло в род графов Паниных и принадлежало им до 1917 г. Усадьбу с домом-дворцом и мостом-плотиной через пруд восстановили в стиле английских замков. Но семья прославилась не имением. Один из Паниных подавлял восстание Стеньки Разина, другой - пугачёвский бунт. Граф Н. Панин воспитывал Павла I, а его племянник вице-канцлер был одним из инициаторов заговора против Павла I. Правнучку Н. Панина Софью Владимировну большевики посадили в тюрьму, но за неё заступились рабочие. После Октябрьской революции "Марфино" занял военный санаторий. Позже ему отстроили новые корпуса, а усадьбу открыли для посещения. Сегодня там действует одна из церквей, и по-прежнему впечатляет мост.

НИКОЛО-БЕРЛЮКОВСКИЙ монастырь в 20 км от Богородска, у села Авдотьина. По легенде, название Берлюки происходит от прозвища жившего здесь когда-то разбойника. В XVII в. тут поселился монах Варлаам. Он и построил небольшую деревянную часовню. Позже на её месте была сооружена каменная церковь. В XVIII в. здесь основали монастырь. В 1829 г. в обители нашли икону "Лобзание Христа Спасителя Иудою". По преданию, ею долгое время пользовался повар - накрывал квашню. Когда однажды деревянную крышку промыли, обнаружили полустёртые лики святых. Рассказывают, что икона прославилась чудотворением: сотни паломников шли в обитель ради неё. В 1848 г. митрополит Филарет освятил здесь храм Христа Спасителя. Как и одноимённый московский, его построили в память о победе в войне 1812 г. В 1878 г. при монастыре открылась школа для крестьянских детей. В 1898 г. построили колокольню, почти не уступавшую размерами колокольне Ивана Великого в Кремле. В советское время здесь располагалась психиатрическая лечебница.

"ЧАШНИКОВО" Нарышкиных (1), около аэропорта "Шереметьево". Первые сведения о заселении этих мест встречаются в начале XVI в. Село вместе с деревнями Пучково, Катюшки, Носово, Перепечино, Шемякино, Исаково, Новосёлки, Дубровки и Мелисарово принадлежало братьям Андрею и Дмитрию Чашниковым. Большинство этих населённых пунктов существует и поныне. Когда именно построили церковь св. Троицы в Чашниково, точно неизвестно, но, по преданию, здесь охотился царь Алексей Михайлович, когда среди глухих зарослей наткнулся на заброшенную церковь. Он решил реконструировать её, освятив во имя Живоначальной Троицы. Троицкая церковь упоминается также в Писцовых книгах 1585 г. В конце XVII в. владелец усадьбы Нарышкин, брат царицы Натальи Кирилловны, матери Петра I, обновил её, пристроил паперть и шатровую колокольню. Но до сих пор, чтобы увидеть церковь, нужно на неё наткнуться в зарослях.

"ЧАШНИКОВО" Собакиных (2), в 4 км от ст. Алабушево, недалеко от "Чашникова" Нарышкиных. Усадьба основана в конце XVII в. От её обширного комплекса уцелел конный двор, более поздние перестроенные здания и пруд. Но конюшни до сих пор впечатляют размахом. Видимо, из-за прихоти владельцев их построили из кирпича с белокаменной отделкой. Левое крыло постройки, значительно обветшавшее, никак не используется. Во флигеле - магазин. С задней стороны к конному двору почти вплотную примыкает современная жилая застройка.

"ОДИНЦОВО-АРХАНГЕЛЬСКОЕ", Домодедовский район, село Одинцово. Усадебный комплекс в 1890-е гг. создал Шехтель по просьбе главы торгового дома "Викула Морозов и сыновья". Морозовский дворец получился в стиле русского модерна - с нарядной парадной лестницей и башенками. В конце XIX в. здесь короткое время жил Савва Морозов, а после его кончины и до 1917 г. усадьба принадлежала Алексею Викуловичу Морозову. Из старых построек на опушке парка осталась церковь Михаила Архангела XVIII в. После революции здесь открыли больницу, которую в 1925 г. переделали под дом отдыха. С 1941 г. и до окончания войны во дворце располагался военный госпиталь. Позже дворец стали использовать как пансионат.

Несколько лет назад в Москву приезжала Присцилла Рузвельт, жена внука американского президента Теодора Рузвельта. Возглавляемый ею фонд "Американские друзья русской усадьбы" насобирал тогда денег для "Архангельского", "Абрамцева" и "Мелихова". На мой вопрос: "А менее известными усадьбами вы интересуетесь?" - она ответила: "Я интересуюсь всем, но помочь могу лишь некоторым. Если малоизвестные старинные имения нет возможности содержать как музеи, их нужно отдавать в частные руки под гостиницы и дома отдыха с условием сохранения наследия и свободного доступа людей для осмотра, хотя бы в определённые дни". А как у нас? В усадьбы даже журналистов не пускают дальше забора. Что уж говорить об обычных людях, приехавших ко двору с путеводителями в руках. Наследие у нас есть, доступа нет. А если вдруг есть, значит, смотреть нечего, потому что всё обветшало и разрушилось.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно